Муса Мураталиев. Эпоха скифов и эпос «Манас»

Не так давно отмечалось 1000-летие создания эпоса «Манас». Дата эта весьма условная. События, содержащиеся в тексте произведения, дают нам основание сомневаться в этом. Корни его уходят вглубь веков, к скифской эпохе. Естественно, не будучи историком, я не задавался целью дать исчерпывающий ответ, который имел бы научное значение. Тем не менее, попытаюсь сравнить общепринятые сведения с текстом эпоса «Манас». На мой взгляд есть, что сравнить.

О времени существования эпохи скифов мы знаем следующее: «Скифия, область к северу от Черного моря между Карпатскими горами и рекой Дон, населенная скифами в XII-I вв. до н.э.»[1] Однако кто такие скифы? Существовал ли под этим названием какой-либо  народ или племя? Лев Гумилев на этот счет пишет, что скифы — греческое название пяти разных племенных групп Причерноморья[2].

Отец истории Геродот поименно называет их: это савроматы, будины, фиссагеты, иврики, агиппеи[3]. Однако он же обобщенно называет их «скифами», а вслед за ним и Гиппократ, и Страбон, и Лукиан, и Солийский, и Аристотель. Притом знаменитые греки их называли то «скитами», то «скифами»[4]. Так появился этноним «скиф». То что хуннов и гуннов знают во всем мире, а скифов знают только на Западе вышло из-за ошибки знаменитых греков. Они вольно перевели понятие «скифский народ», тем самым исказив историю. Пока «Четвертая книга» Геродота — единственный источник о скифах, предоставляющий сведения для древнейщей истории народов Евразии. Прежде всего для истории Тюркского мира. Приход скифов на Запад совпадает с началом новой цивилизации в Европе.

Период этот длился «около пяти веков, в течение которого на территории Восточной Европы, Средней Азии и Южной Сибири произошли изменения мирового значения»[5]. Возникает вопрос, уместно ли всерьез говорить о сопоставимости текста «Манаса» с историей скифов, которые жили до нашей эры? А герои эпоса – это отражение сынов кыргызов, живших в лучшем случае в VII веке нашей эры, как доказывают некоторые ученые, привязывая зарождение эпоса к тому времени, когда существовало в центре Азии государство «Кыргызское великодержавие».

«Чтобы служить исторческим источником, язык сам должен стать предметом истории»[6]. Такие предметы мы находим в эпосе «Манас». Иначе говоря, безымянные составители первых строк великого эпоса брали свои прототипы с древних реалий, срисовывали со своих сородичей – скифов. Таких материалов в тексте достаточно, по этой причине я решил взять эпос в качестве исторического источника. В свое время писал же Якоб Гримм, что наш язык есть также наша история[7].

Давайте еще раз спросим себя, кто же все-таки эти скифы? Откуда они взялись? Если взять во внимание ошибку отца истории, то скифы – племя вовсе не западного происхождения. Общеизвестно, что в Центральной Азии в древности появилась сильная ойкумена под общим названием Хунны. Они были тюркского происхождения и вели кочевой обаз жизни. От них пошли гунны. И во времена хуннов, и во времена гуннов часть этих народов уходила на запад. Это известно в истории как «Великое переселение народов». «Гунны, подчинив ряд германских и других племен, возглавили мощный союз племен. После смерти Атиллы /453г./ союз племен распался»[8].

Если второе вторжение тюркоязычных народов на Европу более и менее известно, то первое их переселение почти не изучено. Очевидно, что скифы были из числа выходцев первой волны переселенцев из Центральной Азии и Приуралья.

Профессор Ф.Г.Бергман пишет: «В ту эпоху, когда скифские народы вместе с арийскими народами впервые появились на почве истории, они жили в стране, которая теперь называется Туркестаном. На севере и на юге они соприкасались с кочующими алтайскими народами. Они и оттуда распространились: одни – на юг и на восток, другие – на север и на зарад»[9].

Вот мнение другого знаменитого ученого, нашего современника, профессора МГУ А.П.Смирнова: «Скифы пришли из Средей Азии в VIII в., может быть в конце VII в. до н.э.»[10]. Тогда «на территории Казахстана, Средней Азии и Алтая обитали племена, составлявшие многоплеменую этнокультурную общность. Именно эта среда явилась источником и прародиной скифов, именно отсюда они пришли в Восточную Европу»[11].

Время-то для человеческой истории мизерное, всего 2500-3000 лет. «Первое упоминание этнонима «кыргыз» встречается в китайских исторических сочинениях и относится к 201 г. до н. э.»[12].

История этноса кыргыз по-своему уникальна. По схеме Л.Гумилева древо тюрков с древних времен до V века н.э. составляет 29 этноназваний. Вот они: Динлин, Хунн, Кыргыз, Сяньби, Чиди, Жунди, Кыпчак, Гяньгун, Юзчжи, Сак, Кян /из Тибета/, Ди, Ся /из Китая/, Сармат, Юебань, Гунн, Угр, Алан, Ашина, Тюрк, Теле, Усунь, Жужан и т.д.[13]. Из них ныне существуют только два этноназвания: Кыргыз и Тюрк. Остальные 27 этносов исчезли. Одни ассимилировались с другими народами, другие – стали составляющией частью родственного себе народа. Так, у киргизского народа существуют такие рода, как Кыпчак, Усун, Саяк /Сак/, Алан, Тюрк, Телес, Сармат, каждый из которых в древности составлял отдельный этнос.

Удивительно и то, что в эпосе «Манас» главного героя окружают «кырк чоро» /сорок богатырей/, представители этих же народов. При этом каждый герой называет себя выходцем из того или  иного племени, и все они представляют один народ – Кыргыз. Подводя предварительные итоги, можно с уверенностью сказать, что древние кыргызы – современники хуннов и скифов. Они, как и вышеназванные народы, вели кочевой образ жизни.

Если рассмотреть культурно-исторический аспект, то современными учеными высказываются следующие мнения. Профессор Кемеровского университета А.И. Мартынов пишет: «Скифо-сибирское культурное единство сложилось в конце VI — начале V вв. до н.э.»[14]. Множество племен составляли единство, в том числе «тагарское, что на Енисее», кто являлся предком древних кыргызов.

Как жили западные скифы, об этом говорят археологические раскопки древних захоронений. «Бесшатырский могильник состоит из курганов со сложными архитектурными сооружениями из каменных стен и подземных ходов. Один из курганов имел диаметр 52 метра, высоту около 9 метров. Под тремя каменными покрытиями на уровне земли установлено деревянное сооружение — царская усыпальница. Погребальная камера была в виде прямоугольника 3.6х3.3 метра и высотой 4 метра. Стены укреплены бревнами, удерживаемыми  деревянными столбами. В эту камеру вел довольно узкий коридор. После захоронения коридор был завален камнями»[15].

Теперь это археологическое открытие стоит сопоставить с текстом «Манаса» повествующим об усыпальнице богатыря. Каныкей – жена Манаса наняла семьсот силачей из народа Урум и заставила их вырубить в скале Эчкилик могильник для богатыря. Сквозь вход мог пройти лишь один человек, однако внутри можно было поместить шесть тысяч овец. Чтобы укрепить потолок, было установлено восемьдесят золотых подпорок. В полу были вырублен отводной канал, чтобы капающая с потолка вода не подточила основание. Для освещения усыпальницы установили восемьдесят светильников из особого камня. Смертное ложе Манаса было сделано из золота. На нем постелили покрывало из дорогих тканей, но перед этим, дабы избежать гниение, посыпали пеплом арчи[16]. После захоронения тела богатыря вход был завален камнями[17].

Как видно, образы древних захоронений скифского царя и киргизского богатыря очень напоминают друг друга. Не зная тех далеких от нас обычаев, невозможно составить подобное описание погребального помещения для героя Манаса. А ведь сказители приводимого нами отрывка из эпос «Манаса» – наши современники: Сагынбай Орозбаков умер в 1937 году, а Саякбай Каралаев умер в 1971 году.

Приведу еще один пример из стародавних традиций кыргызов, времен великого богатыря Манаса. В эпосе есть глава, посвященная поминкам соратника Манаса. Она называется «Поминки по Кокетею». Когда умер Кокетей, сын его Бокмурун приехал посоветоваться с богатырем. А он ему дал такой совет:

«Ханское знамя Кокетея

Старейшины нашего к древку прикрепи,

Пока не исполнится ровно сорок дней,

Не хорони его, в доме оставь»[18].

Естественно, богатырь говорит так, следуя обычаям предков, а не своим соображениям. Такой же обычай описывает Геродот у скифов: «Когда же умирают все прочие скифы, то ближайшие родственники кладут тело его на телегу и возят по всей округе к друзьям. Все друзья устраивают сопровождающим угощение. А те возят мертвое тело таким образом по округе сорок дней, а затем предают погребению»[19]. На бытовом уровне у киргизов и поныне существует традиция «Чай ичирюю». В доме, где умер человек, несколько дней пищу не готовят. Близкие родственники и соседи приходят в этот дом со своей заранее приготовленной пищей, чтобы накормить тех, у кого горе. Приезжают даже родственники и близкие люди издалека. Так продолжается до сороковины и лишь после это считается необязательным.

Геродот пишет: «Когда у скифов умирает царь, то поднимют тело его на телегу. Сначала его покрывают воском: потом разрезают желудок покойного: затем очищают его и наполняют толченым кипером, благовониями и семенами селерея, аниса. Потом желудок снова зашивают»[20]. Растения кипер, селерей, анис, оказывается, растут в горах Кыргызстана и на Алтае. В течение сорокадневного срока без придания тела увершего хана Кокетея земле, его бальзамирвали. Этот же способ описан и в эпосе «Манас»:

«Кылыч менен кырдырып,

Кымыз менен жуудуруп…»[21].

«Повелев саблей оскоблить,

Повелев кумысом обмыть…»[22].

Иначе говоря, прежде чем бальзамировать, необходимо было извлечь всю портящуюся часть – плоть, чтобы оставить лишь кости /сёёк/, а после обмыть кумысом чтобы сохранились дольше.

Опять хочу заметить, что герои эпоса «Манас» и древний народ из пяти племен – скифы – вели схожую жизнь. Это говорит о том, что произведение появилось на устах у киргизских рапсодов в глубокой древности.

Нынче исполняется великому ученому Геродоту 2487 лет. А сколько было киргизским сказителям, когда отец истории создавал материл о скифах?

В эпосе «Манас», как и у других народов, теме религии отводится большое место. Несмотря на то, что основной религией современных киргизов является ислам, в произведении его влияние незначительно. Этот штрих тоже указывает на возраст великого эпоса. В сюжете параллельно развиваются помимо линии ислама и линия тотемизма и фетишизма. Богатыри Манас, Кошой, Чубак, Сыргак, Бакай и другие верны клятве перед мечом больше, нежели суре священной книги Коран.

«Лезвие булатного меча вместе с тобой лизнули…»[23].

В эпосе это выглядело так. Один держал меч перед лицом другого, а другой прикусывал лезвие меча. После все это повторял другой. Это считалось клятвой на верность и дружбу перед оружием-богом.

В трудные минуты великий Манас, как и его соратники, просили помощи у Тенири, у Гор, Неба, Земли, Арбак /призрака предков/ и так далее. Подобное же явление встречается и у скифов. Геродот пишет: «Скифы почитают только следующих богов. На скифском языке Гестия называтеся Табити, Зевс — Папей, Гея — Апи, Апполон — Гойтосир, Афродита — Аримпаса, Посейдон — Фагимасад»[24].

Похоже в данном случае Геродота подвело незнание языка скифов. В противном случае он бы понял, что те осознанно переиначивают имена греческих богов. Не мог знать отец истории Геродот тюркских наречий. На это были свои причины. «Тюркский язык распространился как международный и общеупотребительный лишь в XI веке, благодаря половцам»[25].

Что же скрывается в этих словах? Спешу сообщить, что все шесть имен греческих бежеств, переделанных скифами, переводятся на киргизский язык.

«Табити» — а) душа лежит на что-то, иметь желание, б) тренировка,

«Папай» /Бабай/ — а) дед, предок, б) старик

«Апи» /Апа/ — а) мать, б) обращение к старшей родственнице,

«Гойтосир» /Кой тосор/ — овчар, чабан,

«Аримпаса» /Ар ким басар/ — а) девка, путана,

«Фагимасад» /Багым ачат/ — а) тот, кто меня осчастливит.

Вот что слышится в этих древних словах мне сегодня. После возникает вопрос, прав ли Геродот, сказав, что «у скифов не были развиты человекоподные боги»[26]. Они не отвергали их, чтобы не раздражать сильнего соседа. Кочевники не могли и не хотели воспринимать возвышенных богов греков, культурно стоящих выше них. Прирожденные воины, они видели своих богов в предметах военного обихода, и именно поэтому они почитали греческого бога войны Ареса, а имена других переиначили: Зевса называли предком, Гею — матерью, Апполона — пастухом, Афродиту — путаной, а Посейдона —  приносящим счастье.

Резюмируя эти примеры, можно говорить обобщенно о том, что скифская жизнь из «Истории в девяти книгах» Геродота сопоставима с киргизским эпосом «Манас». В обоих случаях культ традиций и их смысловая сторона идентичны. Это является доказательством того, что в древности подобные обычаи существовали как у кыргызов, так и у скифов. Но прежде всего это указывает на родственные связи этих двух древнейших этносов.

Примечания:


[1] The Hutchinson Pocket Encyclopedia. М., 1995. С.500.

[2] Л.Гумилев, Т.9., М., 1977. С. 253.

[3] Геродот.  История в девяти книгах. Л., 1972. С. 254.

[4] Гиппократ. О воде, воздухе и местностях. М., 1947. №2. С. 296.

[5] Смирнов А.П. Скифы. М., 1966. С. 5.

[6] Абаев В.И. Осетинский язык и фольклор. М.-Л., 1949. С. 11.

[7] Там же.

[8] Советский энциклопедический словарь. М., 1979. С. 355.

[9] Бергман Ф.Г. Скифы, предки германских и славянских народов.  Галле, 1860. С.2.

[10] Смирнов А.П. Скифы. С.90.

[11] Там же. С. 89.

[12] Кыргызская диаспора за рубежом. Бишкек, 1992. С. 6.

[13] Гумилев Л.  Т.9. С. 284.

[14] Мартынов А.И. Скифо-сибирское культурно-историческое единство. Кемерово, 1980. С. 11.

[15] Смирнов А.П. Скифы. С. 139.

[16] Арча — древовидный можжевельник.

[17] Манас. Кара соз турундогу баяндама. Фрунзе, 1986. С. 268, 271.

[18] Манас. Книга 3. М., 1990. С. 275.

[19] Геродот. Мельпомена. Л., 1972. С. 205.

[20] Там же. С. 204.

[21] Манас. Кара соз турундогу баяндама. С. 139.

[22] Манас. Кн. 3. С. 251.

[23] Манас. Книга 4. М., 1995. С. 728.

[24] Геродот. Мельпомена. С. 201.

[25] Гумилев Л. Древняя Русь и Великая степь. М., 1993 С. 47.

[26] Галаника Л. Скифия и Алтай.  Л.-М., 1966. С. 42.

В статье использованы работы художника Хамида Савкуева.