Сергей Каратов о книге «Идол и Мария»

Очень важно понять человека, не отрывая его от его родины. Мне довелось побывать в Киргизии, это был 1989 год. Тогда отмечался праздник – 125-летие Токтогула, классика киргизской литературы. И мне посчастливилось увидеть родину Мусы Мураталиева. Это были не горы Чеч-Тюбе, а были горы на высоте четрех километров над уровнем моря. Мы ехали через долину Сусамыр, по горным перевалам. Это потрясающее впечатление. Люди, которые из этих прекрасных мест поехали в мегаполис, и в романе «Идол и Мария», и в жизни. Я встречался с ними. Мне было их жалко. Это было года три назад, я встретил в поезде почти целый вагон киргизов. Я ехал с Урала, а эти люди сели в Павлодаре, в Казахстане, и следовали в Москву. Я разговаривал с ним, и мне они говорили о том, что у них на родине нет работы, в силу сложившихся обстоятельств не было возможности добыть денег, чтобы построить дом, чтобы потом обзавести семьей и какой-то достаток обрести. Вот и ехали они сюда, чтобы этот достаток обрести.

Идет поиск духовной опоры, без которой не может цементироваться новосозданное общество. А духовную опору мы видим у Мусы Мураталиева, где реанимируется язычество, то есть в Тенгрианстве…

В Туркмении недавно был праздник Андалиба. Я участвовал в нем. И там киргизский представитель дарил огромную книгу, оказалось – это был эпос «Манас». Прежде мы «Манаса» знали в тоненьком виде, а теперь его издали в первозданном объеме. Потому что в советское время эпоса нельзя было в полном объеме переводить. Оказывается, тогда Манас противоречил советской идеологии, а теперь вольный дух нации он отразил в полной мере. Это прекрасно, это возрождение киргизской культуры, киргизского духовного эпоса. Вот это порадовало меня, что есть тот базис, та культурная доминанта, без которой, собственно говоря, нельзя существовать обществу.

Госпожа Алиева сказала, что наше общество находится в растерянности. Да, это так. И вот, чтобы этой растерянности не было должны возникать вот такие произведения как «Идол и Мария», которое мы имеем возможность обсуждать.

Сейчас читать приходится мало: сидишь в интернете – там масса информации, которая забивают мозги. Не хватает времени. Но, получив книгу «Идол и Мария», я прочитал ее с удовольствием. Еще не полностью, к сожалению, потому что ее быстро читать не получается. Растягиваю удовольствие. То есть, если мы когда-то читали Солженицына за несколько вечеров и ночей, я бы сказал, что теперь книгу «Идол и Мария» я также посмакую, как ту. Но тогда надо было скрываться, поэтому читали второпях, а теперь не от кого скрываться – читаю в свое удовольствия. Так вот книга «Идол и Мария», которую мы сегодня обсуждаем, она в полной мере создана умно, талантливо и со всеми увязками с современными реалиями, и со старинными преданями.

Мне очень понравилась легенда, буквально в нескольких строках он нам преподносит этот взгляд на потусторонний мир, который формировался еще тогда, в ту бытность их дедами и прадедами. Там есть разговор о  трехмерном мире.

«В среднем измерении пребываем все мы, ныне живущие. В нижнем измерении находится дух предков. А высший мир – это Боги. Но старики говорят, что с Богами опасно, потому что, если ты придешь и пожалуешься на то, что тебе прищемили палец, они тебя пришлепнут, и Боги перелепят из тебя, из глины, нового человека, но это уже будешь не ты».

Вот такие находки сплошь и рядом. Поэтому человек идет туда, где дух предков, потому что там есть понимание и теплота, то есть, то без чего нельзя существовать. Это есть та опора, без которой не может быть жизни

Муса Мураталиев нашел, очень важный тип камертона, который отображает эпоху. Он нашел, это здорово! Потому что здесь судьбы людей, что очень хорошо отметила критик Т. Давыдова, не сложились так, как они мечтали. Алма погибает, Сармат оказывается в тюрьме. Кто-то разбогател, кто-то становится на путь главного героя – учится. И у них вся подноготная, которая связана, прежде всего, с родиной и с надеждами. Да вот, смогут ли они найти себе опору в этой большой, чужой стране, теперь почужевшей стране, потому что, сами понимаете, как теперь относятся мигрантам. Размежевание идет на религиозно-этнической основе и на каких-то еще почвах. Но все это, мне кажется, явление временное, потому что русский народ никогда не был прагматичным, никогда золотой телец не ставился во главу угла, всегда была доброта, понимание и любовь. Я считаю, что роман «Идол и Мария» должен всем напомнить о нашем единстве и братстве. Спасибо, Муса!