Борис Виленский о книге «Идол и Мария»

В голове полный сумбур, потому что книгу «Идол и Мария» только в пятом часу утра закончил читать. Когда открывал первую страницу, у меня была мысль, что прочту ее быстро. В литературе давно поднаторел и какие-то вещи читаю по диагонали. Тут по диагонали читать, не получилось.

Должен сказать, что киргизы не одиноки в своем дуализме веры, потому что то же самое происходит у многих народов, в том числе, у русских. Несмотря на то, что было принято христианство, православие, в Х веке, все равно многие православные праздники как бы приурочены к тем древним дохристианским праздникам. Очень совпадает. Дело в том, что религия – мир духовного. А то, что было до принятия основных и мировых религий, это можно сказать, мир природы. Это своего рода пантеизм.

Роман «Идол и Мария» я бы называл плачем по разрушенной стране. Это равносильно тому, что произошла в мире третья мировая война, которую мы с успехом проиграли. Нас разрушили, наши народы размежевали, причем очень умело. Там сидят теневики, такие умелые кукловоды. Они сталкивают народы лбами. Народы между собой спорят, дерутся, хотя на самом деле, что нам делит, когда у нас одно небо, одна вода и одна земля.

Тему, которую поднял Муса в своем романе «Идол и Мария», я знаю не просто понаслышке, очень часто мне приходится по роду своей деятельности сталкиваться гастарбайтерами. Эти люди – воспитанники другой культурой, других обычаев, и вот сталкиваются эти различия. У нас, например, надо ходить по правой стороне аллеи, а они это не воспринимают как обязательное правило. Это у горожан вызывает раздражение, а у кого-то и озлобление. Иначе говоря, нет у них такого проникновения в нашу культуру. Я когда приезжаю в чужую страну, первым делом стараюсь узнать хотя бы элементарные обычаи, чтобы не показаться белой вороной, не сказать какие-то слова, чтобы не оскорбить человека.

Хотя страну разрушили, тем не менее, какая-то духовная связь существует. Дело в том, что когда-то создавалась эта огромная страна – Россия, когда русские первопроходцы прошли от Балтики до Охотского моря, ни один народ не был истреблен. Не была уничтожена религия. Не была уничтожена культура. В советское время люди, приезжавшие из республик или которые представляли малые народы, они даже были в более выгодном положении при поступлении в вузы, чем представители титульной нации – русские. Я ничего не имею против этого, я считаю, что нужно было поддерживать национальную культуру, только поэтому Россия могла создать такую империю.

Когда 20-е годы образовался Советский Союз, я немножко отхожу от темы, но все это имеет отношение к книге. Так вот, когда образовался Советский Союз, предлагали не делить бывшую империю на разные национально-территориальные образования, чтобы каждый народ имел культурно автономию. То есть, если народ где-то компактно проживает, то он имеет право на свой язык, на свою литературу, на свою культуру, на обучение в школах на родном языке. И плюс общенациональный – русский язык. Но тогда некоторые партийные деятели из Кавказа воспротивились и вот мы получили то, что получили. В результате мы получили и пограничные конфликты, Узбекистан – Киргизия, Армения – Азербайджан, Грузия – Абхазия. Еще неизвестно во что это выльется.

Большая трагедия людей, которые приезжают в Москву или в другой большой город, это то, что они приезжают с каким-то своим багажом. Многие даже не имеют профессии. И они хватаются за любую работу, соответственно их тут содержат на уровне рабов. А рабство всегда вызывает озлобление. Озлобление как со стороны местного население, так и со стороны приезжих.

Дело в том, что страну разрушить разрушили, но ничего нормального не построили. Вроде бы каждая республика получила свою государственность. Но это не государство, а территория. Я часто спорю со своими земляками, со своими украинцами. Я им говорю, нет такого государства Украина, есть территория. А они, как нет? Вот у нас Верховная Рада. Я говорю, что национальные элиты вообще не думают о своем народе. Если народ разъезжается в поисках лучшей жизни в Москву, Питер, а то и в Америку, то ничего хорошего быть не может. Об этом говорят публицисты, а вот Муса перевел это в область художественной формы. Это «Идол и Мария».

Что касается «Сказителя Манаса» тут я вообще был очарован! Дело в том, что я уже давно пытаюсь постичь эпосы разных народов. Пытаюсь все эти пазлы сложить в одну корзину, но, мне кажется, не я, и никто эти пазлы еще долго не сложат. Потому что если все эти пазлы сложить, то мы поймем, откуда мы и для чего вообще существуем, какая цель у человека?

Я бы сказал, роман «Сказитель Манаса» в какой-то степени поэтический. Потому что возвращение к корням, это и есть духовное возрождения. У нас говорят, что поэзии вообще нет, и литературы нет! Вот, пожалуйста, сидит перед нами живой писатель – Муса Мураталиев.

Очень бы хотел, чтобы эта книга дошла до читателей. И русский, и не русский прочитал эту книгу. И тогда задумается. Вообще для чего он существует? Я хочу, чтобы книгу «Идол и Мария» Мусы Мураталиева заметили критики. Я не литературный критик. Хочу, чтобы профессиональные люди эту книгу отметили, чтобы как-то трепанули читателей. Чтобы они не читали этих безумных женщин, которые пишут по 12 романов в год! Читают и опускают в урну. А эту книгу в урну опустить нельзя. Потому что там накоплен большой духовный багаж. Обойтись без него людям нельзя. Я благодарен Мусе Мураталиеву за эту книгу. Спасибо, Муса!