Муса Мураталиев. В чем же счастье? (Сказка)

В стародавние времена в долине Чештюбе жили девушка Гюлькыз и юноша Камчи. Когда они поженились, родители выделили молодым отдельный дом, поставили белую юрту, чтобы летом могли жить. Скотину да землю подарили в придачу. Однако прошло не так много времени, а от богатства ничего не осталось. Ни скота, ни драгоценностей – всё утекло. К дому подходили заросли чертополоха и крапивы.
Из Камчи вышел никудышный хозяин. Из Гюлькыз – беспомощная хозяйка. Родные отвернулись от них. В селе никто с ними не здоровался. Надоели им упреки родственников. Тогда молодые переехали жить в другую долину. Они подумали, что с чужими людьми найти общий язык легче.
В новом селе Камчи и Гюлькыз досталась лачуга с покатой крышей. Соседи не ходили к ним в гости, не звали к себе. Праздники тоже проходили без них. Так и жили они на окраине, без друзей и родственников. Детей тоже у них не было. Решили они усыновить ребёнка. Однако никто не хотел отдавать им своих детей. Семейка вспомнила тут о священной горе Чештюбе. Многие туда ходили, просили детей и их желания сбывались.
Однажды под покровом ночи поднялись на гору. В небе стояла полная луна, мерцали звезды. Гюлькыз и Камчи, прижавшись друг к другу, ждали чуда. Но ничего не заметили. Тут Гюлькыз, опустившись на колени, сказала мужу:
— Давай попросим у Тенгри, вдруг услышит наш голос?
— А как это делать? Я не знаю, как молиться.
— Повторяй за мной, что я говорю – и все! Давай. О, Тенгри, снизойди до нас! Пусть будет наша жизнь не хуже других. У всех много добра, а мы нищенствуем. Почему у людей много друзей, а у нас нет даже наследника? Пошли нам сына или дочь! Мы отчаялись! Услышь нашей мольбы…
Камчи повторял слово в слово то, что произносила жена. Они не заметили, как к ним подошел щупленький юноша. Гюлькыз, слегка вскрикнув от неожиданности, вскочила на ноги. За ней поднялся с колен и муж.
— Я знаю, вы хотите ребенка, а я ищу себе отца и мать, – сказал он. – Говорю так, потому что я слышал, как вы молились. А я вышел на гору, чтобы найти себе родителей.
Камчи и Гюлькыз обняли юношу, прослезились от счастья. Убедились, что Тенгри услышал их голос.
— Как тебя зовут? – спросил Камчи.
— Таалай, – ответил юноша.
Муж и жена удивились, что он принял их за настоящих родителей. Вернулись они к покосившейся лачуге. Стали жить спокойно и привыкли, что у них  теперь есть сын.
Однажды Камчи открыл глаза после долгого дневного сна: видит вместо лачуги дом над ними. Комнаты большие, с высокими потолками да с широкими окнами. Из всех углов идёт свет, будто алмазы сверкают. На полу дорогие ковры расстелены. Посреди комнаты – большой стол, а на нем ломятся разного рода яства да заморские деликатесы, фрукты да ягоды. Тут и блюда из золота, сосуды из серебра. В них кумыс, смешанный с медом, вина. Тут же благовония. Глянул он на жену Гюлькыз и не узнал её. На ней новая одежда, из дорогой материи, вышитая жемчугом. Всё это не похоже на их прежнюю жизнь.
— Вот какое оно счастье! – крикнул тут Камчи. – Наконец-то оно нашло дорогу к нам! Теперь не пропадём. Вот, что значит иметь сына.
Родители приёмного сына Таалая стали жить в роскоши. Соседи, заметив небывалое богатство в семье Камчи, вздыхали. Однажды, после сытного ужина, Камчи завел разговор о приёмном сыне. Он пожаловался жене, что тот не достаточно уделяет внимания родителям. Месяцами не показывается на глаза.
— Пригласите Таалая! – сказал отец. – Я не видел его с той ночи, когда Тенгри послал его нам. Где он пропадает? Почему не бывает с нами?
Слуги позвали Таалая. Вошел возмужавший джигит с  богатырской статью. Только одежда на нём была, на удивление родителей, скромная, а вид – изможденный.
— Ты забывать стал нас, Таалай! – упрекнула его мать. – Почему не показываешься на глаза? Благодаря Тенгри мы стали жить в достатке. Благодарим его за то, что он услышал нашу просьбу.
— Отец! Мать! Я забочусь о вас, – ответил Таалай. – Не показываюсь, потому что вы каждый раз спите, а мне не хочется будить. Работаю, не покладая рук, чтобы вы не знали нужды и унижения.
— На то и дети, чтобы заботились о родителях, – сказала мать. – Взять на себя их тяготы, а что тут такого?
— В чем нуждаешься, мать? – спросил Таалай. – И ты, отец?
Гюлькыз ответила первой:
— Многие наши соседи живут лучше нас. Чем же мы хуже их? Поднатужься, сын, если хочешь, чтобы родители твои жили лучше. Оправдай наше доверие.
А Камчи добавил:
— Надо, сын. Мы надеемся на тебя, не жалей себя!
На лице Таалая промелькнула тень печали, но ничего не ответил он.
Как-то, проснувшись, Камчи заметил, что к ним не заходят слуги. Тогда Гюлькыз вышла из дома, чтобы наказать их, как бывало раньше. Никого не нашла. Заглянула на кухню – в очаге огонь погас.
Вернулась к мужу пожаловаться. Камчи выскочил на улицу, прошел свой двор вдоль и поперёк: ворота раскрыты, целый караван с товарами ожидает разгрузки. Для такой работы нужны десятки рук. Он никогда этим не занимался. А Таалая нигде не было видно. Вернулся в дом.
Гюлькыз и Камчи по привычке закрылись в комнате и ждали возвращения приёмного сына. Проходили дни и ночи. Как-то выглянули они из окна комнаты, а вокруг – хоть шаром покати! Несметные богатства исчезли.
Так Камчи и Гюлькыз в одночасье превратились опять в нищих. И тогда они не поняли, в чем причина их несчастья?