Муса Мураталиев. Ат Башы. (Сказка)

В древности в Киргизии жил великолепный знаток лошадей, таких людей в народе называют саяпкер. Тогда быстроногие скакуны ценились на вес золота.
У саяпкера был табун лошадей. Умирая, обратился он к сыну:
— Тору, сын мой, береги пёструю кобылицу-шестилетку. Она истинный аргамак!
Пеструю кобылицу называли Чаарбэ. Во время скачек она всегда была в призёрах.
Через год Тору решил испытать судьбу. Устроил грандиозные поминки по отцу и главным призом объявил Чаарбэ. Людей, пожелавших выиграть аргамака, было множество. Тору решил: выиграет Чаарбэ – останется у него, нет – уйдёт победителю, которому будет служить.
Вышедшие на скачки лошади были ещё далеко, а Чаарбэ уже пришла к финишу! Тору убедился в верности слов отца и решил усилить её охрану. Он боялся, что какой-нибудь злоумышленник украдёт или, еще хуже, искалечит аргамака. Отогнал он табун в безымянную долину, куда дорогу знал только сам и его табунщик.
Прошло ровно шесть месяцев. Тору вернулся, но в долине, кроме диких зверей и птиц, никого не было. Загрустил он, некому было рассказать о своем горе. Решил отправиться искать аргамака. Объездил склоны Ала-Тоо, Саян-Тоо, Орол-Тоо, Кара-Тоо, Алтая, Алая, Памира и Гиндикуша. Столько же времени потратил, чтобы вернуться домой.
Однажды, когда он был в долине Чештюбе, увидел отрока, играющего со сверстниками в альчики. Тот неожиданно обратился к нему:
— Откуда путь держите, дяденька? Ведь вы едете на прямом потомке Чаарбэ?
Изумленный словами юноши, Тору спросил:
— Кто тебе сказал, что это жеребёнок аргамака?
— Я вам говорю. Вы счастливый человек, увидели его живым.
— Что ты такое мелешь, малец!
— Я сам видел на склоне  горы её высохший череп.
Промолчав, Тору направился сразу к хану и рассказал о том, что услышал.
— В этом году торжества по случаю уборки урожая проведём в долине Чештюбе, – сказал хан. – Будет народ со всех уголков, вот там и выясним.
На праздник собралось множество народа – людей знатных и простых. Отрок прибежал со сверстниками одним из первых. По велению хана привели его в шатёр, где сидели почтенные аксакалы из знатных родов.
— Как тебя зовут? – обратился к нему хан.
— Зовут меня Толубай.
— Ты еще мал, а распространяешь всякие небылицы. Откуда ты знаешь, что Чаарбэ погибла?
— Знаю то, что мне подсказывает моё сердце. Позвольте мне доказать это.
— Саяпкеры говорят, что кобылица ещё жива, её держит вор! Разве у меня есть повод для сомнений в правдивости их слов?
— Пусть они укажут на тех лошадей, которые идут по линии аргамака Чаарбэ.
Хан про себя рассудил, что требование отрока справедливо. Приказал джигитам собрать всех лошадей пёстрой масти, как и кобыла Чаарбэ, а потом пропустить их перед саяпкерами, чтобы опознали истинных потомков аргамака. Просмотр занял целый день, все следили за двигающимся перед ними морем лошадей. Знатоки указали на несколько коней, которые, по их мнению, были потомками аргамака.
— Чаарбэ находится далеко отсюда. Её держат злые люди! – сказал самый уважаемый из всех саяпкеров.
— Так ли это? – вдруг оглянулся хан, ища взглядом отрока.
— Будьте снисходительны к нему, мой хан, – заметил один из аксакалов. – У детей память коротка, дела несерьёзны.
Неожиданно перед шатром хана появился Толубай. На луке седла он держал завернутое в белую ткань нечто, похожее на ребёнка. А когда развернул её, то обнаружился высохший череп коня.
— Это голова Чаарбэ! – произнёс Толубай. – Она пролежала на земле более двух лет. Кто из этих пёстрых лошадей пойдет за ним – все они потомки аргамака.
Не дождавшись ответа, отрок тронулся с места. Тут часть пёстрых лошадей, словно по команде, пошла за Толубаем. Доехал он до того место, где нашёл череп, закопал его в землю, и лишь после этого пёстрые лошади успокоились.
Вскоре прошла молва в народе, что родился новый саяпкер. Имя его Толубай. С того времени и пошла присказка: «Будь рассудительны, как Толубай». А на месте, где пал аргамак Чаарбэ, хан повелел построить новый город и назвать его «Ат Баши», что в переводе означает «Лошадиная голова».