О романе «Нашествие мигрантов»

Продолжаю знакомить вас с новой книгой «Нашествие мигрантов». Хочу предоставить слово студентам Московского университета печати имени Ивана Федорова, которые по прочтении романа написали свои рецензии. Особая благодарность профессору названного университета Татьяне Тимофеевне Давыдовой, организовавшей встречу и любезно предоставившей эти рецензии для публикации на сайте.

 

Рецензия на роман Мусы Мураталиева

«Нашествие мигрантов»

 

…Как нелегко пытаться говорить
В стране, где люди слышат только мертвых!
Стать лезвием ножа, о все страданья тертым,
И не сломать себя, а заострить.

И, заострив, не резать пирога,
А надрезать нарывы и болячки.
И души, исколов, вытаскивать из спячки.
И выбивать клинки из рук врага.

(Ильяс Аутов, «Служенье Муз»)

 

Есть книги, которые, будучи изданными, производят эффект разорвавшейся гранаты. О них пишут, о них говорят, их читают взахлеб. Но такие книги, как ни странно, редко меняют людей, какими бы гениальными они не казались. Их интересно «смотреть», как фильмы на экране, то есть, без ощущения вовлеченности в происходящее.

А есть книги, которые при кажущейся своей простоте, проникают вглубь сознания, заставляя читателя пересматривать свои собственные мысли, ломать внутри себя привитые обществом стереотипы, освобождаться от чужого мнения и вырабатывать свое.

Роман Мусы Мураталиева «Нашествие мигрантов» однозначно относится к последнему типу, его можно назвать своеобразной «бомбой замедленного действия». В нем нет ни призывов к действию, ни жестокого диктата, ни однозначного ответа на вопрос: «А как, как надо?». Думайте, дескать, говорит каждая последняя строчка в истории каждого отдельного человека. Думайте и делайте выводы.

«Нашествие мигрантов» — это боль и позор нынешней России. Он одновременно прост и глубок. С каким-то отрешенным хладнокровием писатель описывает все больные места современных отношений между трудовыми мигрантами и гражданами России – героями романа. От этого хладнокровия становится слегка жутковато, когда приходит понимание, что за каждым из этих больных мест стоит человеческая судьба, или даже жизнь.

Роман состоит из небольших по размеру рассказов, объединенных общей проблемой – проблемой отношений между людьми. Повествование довольно динамично, и, хотя каждый рассказ имеет довольно обрубленную концовку, разрешение конфликта так или иначе происходит. Однако, что присуще всем рассказам, не в пользу мигрантов. Герои произведений не могут рассчитывать ни на уважительное или хотя бы человеческое отношение со стороны хозяев страны, ни на правосудие, ни на банальное сочувствие и со-понимание. Достаточно вспомнить убийство Нойгута, которое попросту, выражаясь языком современного сленга, «замяли», или отношение старого сторожа к Беку Мурзе, или реакцию охранника на убийство:

— Кошмар! Жуть! Теперь надо вызывать скорую и милицию.

То есть, его и озаботил-то только то факт, что ему теперь надо потратить свое время на то, чтобы объясняться с теми и с другими, а вовсе не само убийство. Ну, убили, мол, и убили.

И хуже всего то, что герои произведений – мигранты – принимают эти правила совершенно ненормальной, немыслимой в современном человеческом обществе, игры. Они не герои американских комиксов, и не современные героини Мэри-сью. Нет, все персонажи «Нашествия мигрантов» — простые люди, приехавшие заработать на хлеб себе и своей семье в страну, частью которой еще не так давно были.

Проживая по кусочку жизни с каждым из героев романа – с Чериком, Бугу и его сыном, с Беком Мурзой, мы приходим к тому, что внутренняя мотивация персонажей становится понятна читателю, но она все еще не понятна героям романа – россиянам. И в этом горькая правда: нам ведь действительно присуща эта черта – обвинять в непонимании тех, кого мы сами не можем понять. В независимости от того, что именно мы не понимаем – язык, культуру или цели других людей.

Интересно то, что автор не принимает какую-то определенную сторону. В каждом рассказе есть сочувствие судьбе мигрантов, но при этом резкого, однобокого осуждения по отношению к стране хозяев не наблюдается. Это удивительно, потому как читатель, находясь в состоянии «ломки стереотипов», скорее всего склонится к какой-то конкретной точке зрения, ведь цель романа – не оставить его на безымянном распутье, а дать направление, которое стало бы началом нового пути – новой мысли.

Композиционно повествование о каждом из героев романа «дробится» на несколько частей, за счет чего возникает ощущение «подглядывания через замочную скважину»: сначала читатель видит один эпизод из жизни одного героя – с его характером, чувствами, проблемами. Затем автор переключает наше внимание на совершенно другого персонажа, а через несколько десятков страниц снова возвращается к предыдущему, при этом незаметно связывая в повествовании всех героев в единое целое.

Язык романа не отличается какой-либо изысканностью. В нем нет каких-то особенных метафор, он не изобилует излишними украшениями. Он берет за душу именно своей простотой, точнее, сочетанием простоты и глобальности: «Саяк почувствовал опасность распада страны, идя в магазин за хлебом». С этих слов начинается роман, и развернутая мысль о распаде страны заканчивается почти с того же, с чего и началась: «…<он> заключил, что последнее слово все же за Кремлем. Надо было идти — дома ждали хлеба». Эта нарочитая простота, как бы переносит читателя в реальность романа – в реальность простых людей и их непростых судеб.

Кроме того, хотелось бы отдельно отметить интонацию предложений. Фразы в романе в некоторых местах кажутся неровными, будто рублеными, что достигается за счет интонационного дробления в результате использования одного простенького пунктуационного знака – точки. Подобное интонационное деление привлекает внимание читателя и иногда добавляет тексту ироничности. Этот стилистический прием в основном популярен у журналистов и современных читаемых публицистов.

В заключение хотелось бы сказать, что тема, затронутая в «Нашествии мигрантов», очень неудобная, очень больная и очень актуальная для нашего общества. Не каждый человек смог бы писать о таком так прямо и честно, и в этой прямоте и честности Муса Рыскельдинович оказался настоящим мастером. Его роман дает возможность нам пересмотреть наш извечный страх (не от него ли берется вся враждебность) перед незнакомым, перед всем, что вламывается в нашу «зону комфорта». Ведь: «На одной ненависти страну не построишь. Без любви ни к кому, не то, что к чужому, даже к своему на метр не подойдешь».

Эпиграф перед рецензией вставлен не просто так. В современной России, даже при активно декларируемой свободе слова, действительно довольно часто возникают проблемы с тем, чтобы услышать среди плодов этой «свободы» что-то важное и по-настоящему требующего какого-то решения. Но, несмотря на то, что наша глухота пока еще сильна, вылечить ее можно, и именно поэтому говорить на столь неудобные для современного общества темы важно и нужно.

Остается только пожелать автору удачи в этом нелегком деле.

Наталия Андреева,

Студентка третьего курса Московского Государственного
Университета имени Ивана Федорова

О романе «Нашествие мигрантов»: 1 комментарий

  1. Замечательная своей искренностью и серьезным отношением к затронутой автором романа национальной проблеме рецензия! Хороший дебют будущего редактора.

Комментарии запрещены.