Старый башмак на крыше

Эссе

На этот раз по дороге от аэропорта до Солнечного берега не видели ни одного рекламного щита на русском языке. Они были только на болгарском. Даже аэропорт переименовали в «Летище Бургас».

Мы шестой раз приезжаем и останавливаемся в одном и том же отеле – «Амфора». Он послужил даже местом действия в моем рассказе «Как дела, малыш?» Отель расположен на первой береговой линии, иначе говоря, до берега моря всего 500 метров. В отеле есть бассейн, расположенный внутри двора.

Второй раз по своему приезду я не слышу на Солнечном берегу гоготания чаек, и не вижу прежних их стай да бродячих собак. Раньше их было много. Внуки, подсчитали как-то шестнадцать, я назвал сакральную для кыргызов цифру — 40! Они спорили со мной. Они к бабушке, вместо третейского суда. И  я увел тогда разговор к эпосу: «Помните, у богатыря Манаса  сорок великих соратников, которых мы называем чоро!»

Сегодня на Солнечном берегу того множества пернатых нет. Это явно последствие человеческих рук. Теперь редкие чайки пролетали высоко по небу над территорией, ни разу не подсели к человеку, как было раньше, чтобы взять «угощение» в виде кусочка пиццы, хлебушка или еще чего-то съестного. Этим они забавляли детей, потому как угощения ожидали, в основном, от них… Подобное особое доверие птиц к детям послужило мне толчком для написания рассказ о гармонии человека с живой природой. В рассказе «Как дела малыш?» сорок чаек нападают на малыша, а собака защищает его и поит своим молоком, как Капитолийская волчица кормящая Ромула и Рема…

Виталий Чавдар, представитель фирмы КИТТ на Солнечном берегу, всегда радуется при виде нас. В этом году в оставленном для гостей объявлении в папке он написал: «Уважаемые и уже прямо-таки родные…» Мы с внуком долго смеялись над этим выражением.

Мы жили на третьем этаже. Под нами была крыша ночного паба, у фасада развешены флаги Венгрии, России, Болгарии, Великобритании, Германии и Евросоюза. Так как крыша была на два этажа ниже, флаги виднелись, когда мы смотрели вниз с балкона.

Однажды утром, собираясь на море, я обнаружил на этой крыше башмак. Вполне пригодная для second hand обувь западного образца. Пришла в голову традиция «башмакозакидательства» третьего мира, ставшего известным миру после башмака, запущенного в сторону Буша-младшего… На этот раз мне показалось, что башмак запущен в сторону российского флага, хотя вполне можно было объяснить его появление и оборонительным актом от чаек. Однако они не садились на крышу, как прежде…

Детей было достаточно много. Они, как птицы, говорили на своем, понятном только их матерям языке. В разной степени активности они оживляли среду. Тут можно было услышать немецкую, венгерскую, чешскую, польскую, английскую, русскую, украинскую, татарскую речь… Они были граждане старого света, а Черное море всем им родина…

Накануне отъезда меня разбудили крики чаек. Было пять утра, до восхода солнца оставалось еще времени. Взглянул на крышу – чайки! Они были так близко, что можно было заглянуть в глаза. И оказалось, что внизу, на площадке для мини-гольфа пасутся также сороки. Ласточки сидят на проводах, как чёрные янтари – щебечут. Казалось, все они ждут появления солнца…

Старый башмак изменил положение, теперь его носок был направлен к флагу Евросоюза, и далее, если прицелиться, то он попал бы в отель Esperanto…

«Неужели все это проделки чайек? – подумалось мне. – Стало быть, они понимают, когда можно подойти к человеческому социуму близко, а когда нет»

Фотоэкпозиция

В путь
В путь
В салоне самолета
В салоне самолета
Всюду цветы
Всюду цветы
Отплывающий корабль
Отплывающий корабль
В аквапарке
В аквапарке
На фоне флага
На фоне флага
Мы на связи
Мы на связи
Прыжок в воду
Прыжок в воду
Цветущий куст
Цветущий куст
Старый свет
Старый свет
Наш ряд
Наш ряд
Первый день
Первый день
Работа внучки
Работа внучки
Софа на фоне старой церкви
Софа на фоне старой церкви
В обратный путь
В обратный путь