Кипрский загар

Идею отдыхать на Кипре выдвинули мои крохи.

Я и Соня поддержали инициативу сходу.

Во-первых, они успешно закончили школу!

Во-вторых, оба поступили в ВУЗ!

Наша любимая внучка Алиса выдержала экзамены во ВГИК, на бюджет!

Наш любимый внук Эльдар поступил в Московский Государственный Технический Университет, тоже на бюджет!

И пришёл день в нашу семью скинуть с плеч гнёт волнения!

Короче, всем захотелось передышки.

— Меня на некоторое время не будет в Москве, – говорю я своему тренеру Лиане, – еду загорать!

Она кротко улыбается, а потом отвечает:

— Ну что же, уважать своё тело мы должны!

Я сижу в салоне Боинга 767-300 над облаками.

Наш рейс берёт курс на аэропорт Larnaka.

Да-да, через некоторое время мы окажемся на острове Кипр.

У меня от безделья открывается зевота.

Лезу в карман, а там мой шагомер!

Я забыл, оказывается, дома выгрузить его из кармана.

Его дисплей показывает цифру ноль!

Я бросаю его обратно в карман.

В салоне не один экран. Все показывают один рекламный ролик.

В который раз парень убегает от нас куда-то в лес.

В моей памяти остаются подошвы его бутс.

Я закрываю глаза.

Тут уши мои слышат: пролетаем город Воронеж.

Я никогда не был на малой родине Андрея Платонова.

Великого мастера тоже не видел никогда.

Хочется узреть с воздуха Котлован, который вырыли герои великого писателя.

Увидеть его нельзя: наши места в среднем ряду, а не у иллюминаторов.

В Москве вторую неделю держалась дождливая погода.

По дороге в аэропорт Внуково на каком-то отрезке пути нашу машину встретил шквалистый дождь.

Но при въезде в аэропорт дождь вдруг прекратился, хотя небо по-прежнему было подёрнуто тучами.

Наш Боинг приземляется в аэропорту Larnaka.

Продвигаюсь по салону к выходу и вижу, за горизонтом солнце садится!

Когда мы выехали из дома в Москве, оно всходило.

Ставлю ногу на трап, и тут же горячий воздух обдаёт меня с ног до головы.

С этой минуты жара не оставляет меня ни секунду.

На выходе агенты, встречающие туристов, рассаживают по машинам.

Нашу группу ведёт русский парень в автобус Икарус с кондиционером.

Наш Икарус, доставив нас в отель Vangelis, продолжает путь дальше.

На Reception стоим порядочно – нас много.

Пока нас зарегистрировали, пока окольцевали и разместили, уже совсем стемнело.

В номере кладу свою рукопись на столик.

Пошарив по карманам, не нахожу ни одной ручки.

Вместо неё опять вытаскиваю свой шагомер.

На дисплее вижу цифры: 6037!

Я озадачен: кто вместо меня прошагал эти шаги по небу?

Каждое лето во время отдыха мы с Соней берём рукопись с собой, так сочетаем приятное с полезным.

Я на этот раз взял рукописи «Мужских игр» и «Охоты на волков».

Распорядок обязанностей такой: один день Соня подчитчик, я проверяю текст.

Другой день – я подчитчик, а Соня проверяет ошибки.

Ликвидируем опечатки, слова-паразиты и прочие дефекты.

Но получается, на этот раз я приехал без ручки.

Кипр лежит на перекрёстке водных путей Азии, Европы, Африки, а через Атлантический океан – даже с Америкой.

Остров в сравнении с материками, ком земли!

Но велик он местом расположения.

Я объездить его вдоль и поперёк – не имею возможности.

Потому, вместо жизни островитян, я буду рассказывать о встрече с людьми в отеле Vangelis.

Живут в нескольких корпусах его тысячи отдыхающих.

Обо всех написать тоже не имею возможности.

Ограничусь впечатлениями об одном заезде.

7-00 утра, а лучи солнца уже жгучие.

Небо чистое, ни клочка облаков.

Я и Соня идём купаться в Средиземном море.

В холле у Reception, который надо было пройти, чтобы выйти на улицу, четыре женщины моют пустующий зал.

Выходим на улицу.

Напротив нашего отеля пожилая женщина моет ленту тротуара.

Она улыбкой встречает нас.

— Доброе утро! – говорю я.

Она отвечает:

— Good morning!

Язык общения – английский, хотя всюду надписи на греческом языке.

Войти в воду – холодно, но через полминуты уже не хочется из неё выходить.

Море бесконечно ласковое, дно песчаное, вода очень солёная, зато плавать легко.

Глубокие места отмечены буями на плаву.

Так мы Соней впервые плаваем в Средиземном море!

– Вот ручка для лиц, кто позабыл дома своё орудие труда! – говорит Соня на другой день.

Я, взяв серый, похожий на карандаш предмет, осматриваю его со всех сторон.

– Она имеет национальный оттенок! – делаю я свой вывод.

– Не выдумывай! – не даёт мне досказать Соня.

Необычность ручки заключается в том, что она сделана из склеенной туалетной бумаги.

Длина её составляла расстояние между концами вытянутых моих большого и указательного пальцев.

На стержень от шариковой ручки намотали до нужной толщины бумагу – и получилась бумажная ручка.

На ней надпись: «www.Vangelis hotel.сом».

Я дико обрадовался. Вышел на балкон.

Осмотрел близлежащие окрестности.

Напротив нашего отеля увидел несколько кустарников плакучих ив, жимолость.

Впервые увидел здесь деревце Гибискуса.

У этого коренастого деревца, что ни ветка – всюду красные цветы, размером с ладошку младенца.

Ствол деревца пригодился бы для ручки, но цветы опадают и тут же вновь появляются новые бутоны.

На острове зимы не бывает, снег редкостное явление, дожди выпадают редко.

Тут, считай, всегда лето!

Несколько кипарисов высятся вблизи стен отелей.

Ещё растут фиговые деревца на берегу моря и улицах!

Тут почти все деревца декоративные, они саженцами завезены с материка.

А распилить так дорого доставшиеся деревья на доски, вряд ли муниципальная власть разрешит.

Дефицит древесины и подтолкнул местных левшей-дизайнеров придумать сувенирную ручку из отходного материала.

Как говорится, голь на выдумку хитра.

Так кипрская ручка из туалетной бумаги приступила к правке моего текста.

Я приехал на Кипр, чтобы обрести другой цвет кожи.

А попал на лежбище «белого заезда».

Оказавшись среди сотен белокожих людей, я ощутил себя «небелой вороной».

Я вдруг заметил, как на меня исподтишка кто-нибудь да посматривает.

Такое было впечатление, что, хотя они и видели азиатов на экране ТВ, но ходящего рядом с ними, вот так, как я, ещё не видели.

Когда я оборачиваюсь, каждый раз попадаю озирающие на меня глаза.

Метрдотель и обслуживающие в ресторане персонал, с укором посмотрев на них, прерывали излишнее их любопытство к моей персоне.

Но как только метрдотель отойдёт, другие, тут же приостановив трапезу, с любопытством осматривали меня.

Нелепость ситуации вызывала у меня раздражение.

Прошедшие два дня я не мог выкинуть из головы обстановку, вызывающую у меня дискомфорт.

Перед глазами встают персонажи великого Шекспира.

Генерал Отелло был заслан писателем на островное государство Кипр!

Мавр Отелло и синеокая Дездемона – представители разных этносов!

Для чего такое сочетания понадобилось Шекспиру?

В чём он видел проблему, тогда ещё в начале XVII века?

И почему «Отелло» до сих пор не теряет своей актуальности.

Значит, в этом противопоставлении есть свой резон?

А поручик Яго увидел особую ранимость такой семьи.

И сделал своё грязное дело, доведя Отелло до безумия.

В конце концов, любящая жена Д. и любящий муж О. оба погибли.

На третий день мы отправились к верхним бассейнам, где было джакузи, а глубина воды – не менее полутора метра.

Лягушатника для детей здесь не было.

В шаговой доступности – буфет. Зонтов и шезлонгов достаточно.

Мы с Соней продолжаем работу над текстом «Охоты на волков».

Я вписываю в свой текст: «в кейсе Темиркана лежал однотомник Франца Кафки».

Тут мне захотелось выпить капучино, а Соне – съесть арбуз.

Оставив текст на шезлонге, мы идём под козырёк открытого буфета.

Садимся за стол под зонтами, поближе к газону с цветущими Гибискусами.

Едим холодный арбуз, а я ещё пью горячий кофе.

Повернувшись, замечаю, что полновесная дама, указывая пальцем на мою спину, что-то говорит сыну подростку.

Конечно, людей ставить в один ряд с образами, созданными пусть даже великими художниками, нельзя!

Но уместно будет вспомнить Льва Гумилёва:

«Все, что мы видим, — этнично.

Потому что этнос — это способ вести себя, приемлемый для ваших соседей. Каждый человек должен себя как-то вести, то есть он принадлежит к какому-то этносу».

Среди отдыхающих на Кипре был много полных людей.

Их скопление делали общий вид отдыхающих необычным.

Некоторые передвигались по территории на кресле с мотором.

Сидя в кожаном кресле, они живо подъезжали к шведскому столу: клали себе еду и возвращались к столу.

Хотя всегда им помогали официанты.

Некоторые из них выезжали загорать к верхнему бассейну, где были свободные зонты.

Шезлонгами они не пользовали – своё кресло!

Полные люди вообще-то по натуре дружелюбные.

Одна пожилая дама прилетела нашим рейсом.

В зале Duty Free, узнав меня, улыбнулась.

Я ответил ей на приветствие.

Так мы «разговаривали» взглядами, поздравляя с благополучным приземлением во Внуково.

— На прошлом занятии вас не было, — протягивает мне руку новый тренер. – Меня зовут Эльвира.

— Отлучился на недельку, – говорю я.

— У вас лёгкий загар.

— Побывал на Кипре.

— Ну и как?

— Там жара! — вырывается у меня.

— А вода? — дополняет меня Эльвира. — А песок?

— Вода замечательна, а вот люди, другое дело.

21.09. 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписаться и без комментирования.