Муса Мураталиев. Глава из романа «Идол и Мария»

Дюжина безработных во главе с Сарматом приехала в город к дяде Беку. Он выходец из той же деревни, но обосновался в городе давно и имеет свои взгляды на жизнь. Мигранты ищут место под солнцем, хватаясь за всякую работу. Прошли дни, прошли месяцы, а потом могучий мегаполис втянул их в свою пучину и вообще проглотил. Погибли почти все – кто морально, кто физически. Лишь трое выжили. У них зародились, как второе дыхание – новые воззрения. Тогда и Бек бросается в бездну, став обыкновенным бомжем.

Представляю на суд моих читателей первую главу нового романа «Идол и Мария» о жизни мигрантов, оказавшихся в мегаполисе.

ИДОЛ И МАРИЯ

1

На вокзалеПуть, на который должен был встать поезд – пустовал. Он находился с краю, за ним высилась привокзальная стена. Когда Бек и Соня подошли – стояла утренняя прохлада. Прошел час, как солнце поднялось.
Они неспеша ходили по вокзалу. Бек поглядывал на нее через плечо – оба одного роста – находил в ней каждый раз новое. И Соня тоже посматривала кроткими глазами на мужа и думала о чем-то. Десятки лет совместной жизни сделали свое…
— Ищут тут защиту, будто в городе другая жизнь.
— Вчерашний день ищут, – поддержал жену Бек.
Вокзальное радио объявило о прибытии поезда. По перрону гремели пустые тележки. Их катили крепкие парни с надписью на спине «носильщик».
Наконец показались очертания медленно приближающегося локомотива. От крыш нескольких передних вагонов тянулись ленточки сизого дыма. Яркие лучи солнца освещали поезд так, что тот казался золотым. Вагон, который встречали они, почти замыкал состав. Соня следила за происходящим на перроне. Проводник, парень в униформе, открыл дверь, вытер ее ручку влажной тряпкой. Потом первым вышел на перрон. За ним последовала простоволосая девушка:
— А, вагоновожатый? – обратилась она к нему. – Дай на семечки! Со своих поборов поделись! Оставлю запись в жалобной книге!
Проводник, не обращая на нее внимания, следил за выходящими пассажирами. Тогда она встала перед ним:
— Премиальных не будет! Вырвать страницу не сможешь. Я видела, насквозь пронумеровано.
Бек напряженно ждал своего гостя. Пассажиры выходили и выходили – все не он.
— Вы мне со своим мужем надоели! – ответил ей парень. – Всю дорогу чай я подавал бесплатно! А теперь еще магарыч хотите. Оставьте меня в покое! Вызову службу безопасности – вам же хуже будет.
— Ладно, вызови! – согласилась девушка. – Выйдет сейчас муж, тогда я сама достану деньги из твоего кармана.
Проводник вынул сотню и протянул девушке.
— Вот, подавитесь! Больше не попадайтесь мне.
Бек прикинул, что девушке было лет тридцать, на передних верхних резцах золотые коронки, в ушах золотые сережки. Лицо, не знавшее макияжа, было как мужское, глаза карие, смотрели с недоверием. Ростом она была ниже среднего, волосы черные прямые и собраны на затылке в пучок.
На перроне появился Сармат, которого встречал Бек. Они, чуть прильнув, друг к другу, поздоровались. После, указав рукой на девушку скандалистку, бросил:
— Моя жена!
Та подала руку Беку, потом Соне:
— Алма, – представилась она.
Сармат был одет по-современному. Куртка и брюки, а также кроссовки китайского производства. Новая одежда в дороге помялась, а так вид у него был человека среднего достатка.
— Давайте познакомимся? – протянул руку Сармат. – Как-никак, хозяйка.
— Да, так и есть, – вежливо взяла Соня руку. – Здравствуйте…
— Кайрат, – дополнил их ряды еще один человек.
— Думали, что приедете во время, – вмешался Бек. – Откладывали, откладывали…
— Разве? – пожал руку плечистый парень. – Меня зовут Султан.
— Мы не заметили, – ответил Сармат. – Как вы тут? Все в порядке?
— Не жалуемся, – ответил Бек. – Сколько у вас вещей?
— По чемодану.
— Мы с женой думали, что у вас тюки. В такую даль собирались и, только по одному месту в вагоне?
— Кто ищет работу, у того вещей лишних не бывает.
— Нам показалось, что едете открыть свое дело.
— Мы едем тут жить, устроиться на работу.
— Найти ее здесь не просто.
Какие-то люди продолжали подходить по очереди, пожимая руки Беку и Соне. Называли свои имена. На перроне их собралась дюжина. Бек с женой пошли вперед, а все остальные следом.

Бек растерялся при виде такого количества земляков. Не зная, что сказать, он следил за ними. У всех на лице – печать усталости от дороги. Каждый не желал терять остальных, поэтому двигались вместе, а где тесно – гуськом. Нет-нет да заискивающе поглядывали на Бека. Было видно, что они стеснены оттого, что впервые в мегаполисе. Окрыленный столь неожиданной встречей земляков, он начал им рассказывать, что можно и чего нельзя делать в городе. Бек смотрел на Алму. У той лицо осунулось, глаза расшились, ее смущало множество людей вокруг.
Соня поняла, что жена Сармата – самая живая. И радовалась, что не знала ее раньше. А та стояла и смотрела во все глаза на окружающий мир, с жадностью изучала его.
— Нельзя пристально смотреть на человека, – сказал Бек на родном языке, чтобы пассажиры не поняли, о чем речь. – Лучше почитай тут что-нибудь!
— Без твоей подсказки знаю, что мне делать! – шикнула Алма. – У тебя что, голова больше, чем у меня?
Бека насторожил такой ответ и, он, смутившись, промолчал.
— Думаешь меня перевоспитать? – приставала она. – А получится?!
— Вовсе нет, – тихо вмешалась Соня. – Тут не принято смотреть на человека пристально. Будет скандал.
Алма привычно переминалась с ноги на ногу:
— Что я их стукнуть собираюсь или что? Любуюсь ими. Жить собираюсь среди них. Хочу быть такой же, как они. Если нет, опять поеду к себе.
— Люди стекаются в город, чтобы тут обосноваться. Я каждый день встречаю приезжих.
— Едут? Пусть. Меня среди них не было, ведь?
— А вымогательству где училась? – вдруг спросил Бек тихо.
Алма пристально посмотрела на него и лишь потом ответила.
— А жить на что?
— Я вот не работаю, а живу!
— Потому что имеешь крышу над головой. К тому же специалист плохой или лежебока! Глупость. Все кто избегает работы – скоты! Как можно не работать?

Приезжие шли за Беком почти след в след. Обескураженный, что все земляки собираются остановиться у него, Бек смолк. Адат не позволял отказать: они выбрали его дом. Надо дать им переночевать. Так надо.
Бек шел, опасаясь, как бы не заглянула к ним сегодня Мария Ивановна. Она приходила после того, как ей написал письмо Сармат. Приходила не просто. Хотела зачислить его на сезонные уборочные работы. Беку от директрисы ничего не надо было. Что начислял ЖЭК, платил вовремя. Взамен имел все блага ЖЭКа. От Марии Ивановны больше ничего и не требовалось. Письму земляка Бека она придала особое значение. Это тронуло его. Последнее время она, будто родная мать Сармата, ходила и спрашивала, когда он приедет? Однако на этот раз Беку не хотелось видеть директрису у себя дома. Он вел домой не знающих жизни мегаполиса людей с малой родины. А завтра – пожалуйста, сам пойдет к ней, чтобы их зарегистрировать. У подъезда он с облегчением заметил, что ее машины нет.
Соня открыла входную дверь. На правах хозяина Бек вошел первым. За ним проходили земляки. Их было так много, что, казалось, в квартиру не поместятся. Соседка по лестничной площадке, появившаяся нечаянно, так и осталась с открытым ртом.
— Все они гости? – спросила она, наконец.
— Они идут к нам! – ответила Соня поставленным, как у диктора, бархатным голосом.
Султан, не понимая, о чем у хозяйки разговор с соседкой, заслонил ее спиной, а потом спросил на родном языке:
— Чего ей надо, этой женщине?
Соня так и стояла у двери, пока все не прошли в квартиру, а после сказала шепотом соседке:
— Он языка не понимает, спросил, чего вы здесь стоите?
Соня вошла в квартиру последней, при этом, чуть подтолкнув идущего впереди гостя в спину, чтобы можно было закрыть дверь.
— Султан! – обратился Сармат среди толпившихся в прихожей . – Еще раз тебе говорю, запомни! Здесь нам всюду чужие люди. Мы забава для них. Ты должен забыть свое остроумие дома, понял?
— Я хотел защитить нашу хозяйку, – ответил тот.
В прихожей пол заполнился обувью разного размера и цвета. Воздух стал тяжелым, щекоча ноздри запахом пота. Разутые гости, без особых церемоний бродили по комнатам, занимая всю квартиру. Расставляли вещи, присматривали себе лучшее место для ночлега.
Умылись и сели. Кто моложе, расположился на стульях, кто старше – на полу. Сармат, севший на пол, вытянул ноги от удовольствия и, откинувшись, закрыл глаза, похоже, почувствовал радость приезда. Утомительная дорога осталась позади. Желаемая цель, к которой стремились всем селом – близка. Мужская часть отдыхала, женская половина во главе с Соней хлопотала на кухне. Готовили угощение. Некоторые гости бродили по квартире и рассматривали все, что находилось в доме. Столы. Кровати. Книги в шкафу. Фотографии, висящие на стенах. Люстры. Телевизор. Стенку. Шкаф для посуды. Часы на столе. Настольную лампу. Детские игрушки, оставшиеся от сына и дочери хозяев, которые живут в других городах со своими семьями. Осмотрели также стены квартиры. Постучали костяшками пальцев, проверяя, где мягкие, а где несущие блоки находятся. Домашние растения Сони. Ковры на полу. Все эти предметы домашнего обихода до сих пор существовали без них. И ждали их. Землякам Бека тут было уютно. И, им казалось, что они давно знают эти вещи. Без них человек беден и зависим. Они вдыхали аромат свободной жизни. Запах лаванды и герани на подоконнике, запах чисто вымытой раковины. Кафельные стены и пол, посуда на кухне и прочие предметы. Все нравилось им. Гости дышали запахом городской квартиры.
Хозяевам же наоборот был неприятен резкий запах вновь прибывших. Он воспринимался ими как запах бедности. Соня показала, как приготовить ванну, где лежат необходимые для этого вещи.
Пока шли домой, она видела, что все слушались Сармата. И теперь, сидя в большой комнате, он раздавал указания сидвешим в соседней комнате Аскару и Султану, чтобы те не забывали о тренировках. Он и жене, которая была на кухне, напомнил о каком-то идоле. Потом добавил:
— Султан, помоги женщинам!
Тот пошел на кухню. Он взял в руку деревянную куклу с черенок топора, спрыснул ее кефиром. Соня с любопытством смотрела на ритуал. Ничего не спросила. Сама она была занята нарезанием колбасы.
— Да, ничего нам не надо! Хозяйка, мы сыты! – кричал из большой комнаты Сармат. – Всю дорогу ели, пили. Не волнуйся, мы как-нибудь обойдемся. Ты видела, какие у меня богатыри? Им не хлеб, а отдых нужен!
— Как же, как же! – отвечала Соня от души. – Соберем быстро. В колбасе оказалось свиное сало. Не знала, что придется подавать вам. Со вчерашнего дня не выходила в магазин. Взяла бы без сала.
— Да не пугайте нас. Нам теперь все съедобно. Наши желудки способны переварить еще и не такое. Султан, ты бери с собой Аскара, слышишь? Сбегайте в магазин. Спроси у Сони, где тут ближайший ларек. Купите шампанское для женщин, а нам – покрепче. Отметить надо. Случай особенный.
Женщины накрывали на стол, а мужчины по очереди купались в ванной. И каждому вышедшему оттуда Сармат говорил:
— На кого ты стал похож? Вот, как меняется человек. За собой вытер? Как неаккуратно, а? Во всем надо быть лучше. Чтобы твое присутствие тут не стало обузой. Кайрат, ты почему надел носки, не вытерев насухо ноги? Вон, на полу мокрые следы оставляешь.
— Сармат, что это ты всех стал струнить? – сказал Бек тихо. –Уймись.
— Я по делу.
— Я вижу, вы, пока ехали, стали как одна семья.
— Людей принимать хозяйке надо. Сколько нас навалило? А они, вместо того, чтобы самим догадаться, лясы точат. Разве я не прав? Жили бы они где-нибудь на северном полюсе. Одни – тогда другое дело.

Этот же отрывок на Lib.ru

О романе на страницах портала goroddosug.ru

Муса Мураталиев. Глава из романа «Идол и Мария»: 5 комментариев

  1. Когда читаешь горячие, с пылу-жару
    романы, вроде Ваших, чувствуешь, что живешь современностью, а не
    задумчиво бродишь по дорожкам парка Всемирной литературы.

  2. Добрый день!Глава очень затягивает, с нетерпением жду продолжения! Спасибо, так живо и чувствующе написано!
    прочла на одном дыхании.

Комментарии запрещены.