Татьяна Давыдова о романе «Идол и Мария»

Критик, профессор, доктор филологических наук Татьяна Давыдова о первой главе романа «Идол и Мария»

Судя по отрывку из романа М.Мураталиева «Идол и Мария», произведение посвящено одной из актуальных современных проблем — иммиграции из стран СНГ в Россию, в мегаполис Москву. Признаться, с первого же эпизода роман заинтересовывает и потому, что автор предлагает нам, жителям Московского региона и других крупных регионов России, безошибочно точно найденный угол зрения: происходящее описывается не столько извне, сколько изнутри. Сцена на вокзале, в которой главный, по-видимому, герой россиянин киргизской национальности Бек и его жена Соня встречают приехавших в столицу в поисках работы и лучшей доли земляков, очень правдоподобна, продумана до мелочей. Уже здесь соприкасаются две психологические позиции  — киргизов-горожан, «своих среди чужих»  для приехавших из Кыргызстана земляков — и впервые оказавшихся в Москве сельчан.

Психологизм — сильная сторона писательской манеры М. Мураталиева. Он точно воссоздает внутреннее напряжение Бека, ожидающего приезда земляка, задиристость приехавшей Алмы, лидерство Сармата, искусно управляющего всей группой земляков, вежливую почтительность Султана по отношению к принимающим их хозяев. Вместе с тем интерес держится и на читательском ожидании того, как дальше сложатся судьбы приехавших покорять столицу крестьян, тем более что поведение искусной попрошайки Алмы и намек Сармата на какие-то тренировки, которыми занимаются приехавшие в Москву парни, заставляют предположить и нечто не совсем радужное и даже не вполне законное. Вспоминается недавняя трагедия:  в одном из московских учреждений ночью лопнули трубы с горячей водой. Находившаяся там уборщица киргизского происхождения погибла от  ожогов… И таких судеб, вероятно, в нашей жизни немало.

Еще одна проблема чисто художественная — что нового вносит в русскую литературу русскоязычный этнически не русский автор, или, как пишут в Сети, «жжот или не жжот»? Новое в этом отрывке, безусловно, есть:  здесь и знакомство русских читателей с этикой адата (гостеприимство, чувство родственности по отношению к людям твоей национальности), и яркая образность, помогающая полнее раскрыть характер:

Сармат, что это ты всех стал струнить? – сказал Бек тихо. –Уймись.

-Я по делу

— Я вижу, вы, пока ехали, стали как одна семья».

Думаю, что произведение заслуживает того, чтобы быть напечатанным полностью.

Татьяна Давыдова о романе «Идол и Мария»: 1 комментарий

Комментарии запрещены.