Архив рубрики: Кыргызстан

День за днём

Сайт «Новая литература Кыргызстана» опубликовал мой рассказ.

 

Муса МУРАТАЛИЕВ

Ливерка

(рассказ)

 

Я, посмотрев из окна на улицу, увидел горбуна с восьмого этажа. Он направился было в сторону стадиона, но вдруг остановился. Потом повернул налево в сторону церкви, сделав несколько шагов, опять остановился. Выйдя на улицу, я нашёл его стоящим на том же месте. Как только я приблизился к нему, он сказал:

– Мне нужна колбаса.

– А сколько надо? – спросил я.

– Один круг.
Читать далее День за днём

Представление книги Чингиза Айтматова

В Москве увидела свет четырёхтомная проза Чингиза Айтматова. Инициатор издания — посольство Кыргызстана в РФ. Представление состоялось в овальном зале Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы им. Рудомино.

Хаиров Рустем, Мураталиев Муса, Мураталиева Суфия, Золотов Андрей.
Хаиров Рустем, Мураталиев Муса, Мураталиева Суфия, Золотов Андрей.
Выступает Чрезвычайный и Полномочный Посол КР в РФ Болот Джунусов
Выступает Чрезвычайный и Полномочный Посол КР в РФ Болот Джунусов
Овальный зал библиотеки
Овальный зал библиотеки
Ренат Харисов, поэт, переводчик
Ренат Харисов, поэт, переводчик
Алексей Варламов, писатель, ректор литературного института им. Горького
Алексей Варламов, писатель, ректор литературного института им. Горького
Акылбек Мураталиев, Муса Мураталиев, Суфия Мураталиева
Акылбек Мураталиев, Муса Мураталиев, Суфия Мураталиева

 

Посвящается второй революции в Кыргызстане

Отрывок из романа «Тоска по огню»

7 Апреля

На площадь напротив Белого дома с крыши спустился Джума Саидов, офицер президентского полка. Он был молод и начитан, обучен военному делу, любил тяжелый рок и иностранные языки. Перед ним на земле лежал парень, которого он частенько видал в кафе напротив площади Независимости. Звали его Максют. Лежал он окровавленный, но выглядел грозным бойцом, хотя и был в гражданской одежде. Офицеру не нравилась эта война с народом, быстрая смерть человека пугал его, хотелось, как всегда, пойти в кафе и просидеть там до самого вечера. Захотелось на любимом английском поговорить с кем-нибудь.

— Почему шли против президента? Он же для них гарант. Без него государства нет, — произнес вслух. — Сдурел народ. Мой президент прав, он нуждается в защите.

Ему в эти минуты особенно тяжело, его жизнь в опасности. Почему они не понимают этого? Нельзя препятствовать закону, он на стороне президента. Не надо сопротивляться. Однако, стоя на крыше, когда внизу атаковали люди, Саидов видел, что никто из них не отступал — шли на явную смерть. Никто из них не удрал или укрывался за деревьями. Не прошло и минуты, как разъяренная масса охватила Белый дом с трех сторон. Начали крушить все, что стояло на пути. Неуправляемая, гонимая жаждой мести толпа двигалась все дальше, все стремительнее. Оппозиция неистовствовала, стремясь нанести как можно больший урон президентской команде, перебегая через трупы своих товарищей. В конечном счете, не осталось президентской силы — все живые куда-то делись, будто растворились.    Офицер Саидов зашел за угол здания, присев на корточки и, откинув голову назад, вставил дуло табельного пистолета в рот и нажал на курок. Его тело повалилось на бок и стало дергаться в предсмертной агонии. Не прошло и часа, как тела Максюта и Джумы, лежали рядом в битком набитой трупами машине Скорой помощи. Лишь слышен был надрывный плач шофера — русского парня, который ждал погрузки убитых. Он чувствовал опасность — для себя и остальных. Ему представлялось теперь, что смерть поджидает его в городе везде и всюду. Он стал завидовать мертвым и плакал, когда медики приносили очередного мертвеца. Кругом стояла небывалая тишина.
Читать далее Посвящается второй революции в Кыргызстане

Евгений ПОПОВ о трёх романах М.Мураталиева

Евгений Попов и Муса Мураталиев
Евгений Попов и Муса Мураталиев

ЧИТАЯ МУСУ МУРАТАЛИЕВА

Вот тут в России начальство объявило «Год литературы», и люди, от литературы далекие, но все же считающие нужным для себя «быть в курсе», весьма часто задают вопрос « А кто у нас нынче лучший писатель? Прогрессивная Улицкая, бунтарь Прилепин, ужасный Сорокин или таинственный, как капитан Немо, Пелевин?»

Дорогие друзья, поверьте мне, старику с пятидесятилетним писательским стажем, что вопрос этот, как и многое другое в жизни, не имеет смысла.

Ибо писатель не может быть лучшим или худшим. Он или есть или его не существует вовсе. Перечисленные выше славные имена из расхожего джентльменского набора КРЕАТИВНОЙ литературы несомненно принадлежат ПИСАТЕЛЯМ, не взирая на всю мою латентную добродушную иронию. Ведь настоящий писатель – это тот литератор, чьи тексты МОЖЕТ НАПИСАТЬ ТОЛЬКО ОН САМ и никто иной – пусть сей «иной» будет трижды умнее, эрудированнее, пластичнее, красивее, грамотнее и т. д. Знак первородства есть сертификат на пребывание писателя в литературе, а клоны, гладкопись, вторичность и серятина – всего лишь оборотная сторона графомании. Модные персоны, чьи имена сегодня у всех на устах, весьма часто сдуваются со временем, как воздушные шарики или просто-напросто надоедают. Русская литература не 1 января 2015 года началась, а гораздо раньше, и всякий, кто хоть чуть-чуть знает ее историю, может убедиться в моей правоте. Да и сейчас, кроме Москвы и Питера практически в каждом уголке России, живет крупный писатель, которым мало интересуется столичная тусовка. Пожалуйста, вот первые пришедшие на ум имена этих людей разных возрастов и поколений. На Дальнем Востоке – Александр Вялых, в Красноярске – Эдуард Русаков, в Казани – Денис Осокин, в Перми – Нина Горланова, во Владимире – Анатолий Гаврилов, в Каргополе – Александр Киров. К числу таких настоящих писателей принадлежит и Муса Ырыскельдинович Мураталиев родившийся много лет назад в селе Ача-Кайынды, Ат-Башинского района, Нарынской области, Киргизской ССР, а ныне, волею судеб, уж несколько десятилетий живущий в Москве, которая и помогла ему найти главную тему его писательской жизни.

Ибо романы, которые собраны под этой обложкой, мог написать он и только он – выходец из бедной советской семьи, сделавший при Советах карьеру, венцом которой была должность консультанта по киргизской литературе при правлении Союза писателей СССР, Союза канувшего вместе со всей красной Империей. Должность не помогла. Его, как и многих других, много лет не печатали, сдуру обвиняя в национализме и еще чем-то крамольном, что мерещилось прежним идеологам, призванным пасти писателей, как овец.

Это его боль и его тема – новое рассеяние древнего народа, выдутого ветром перемен конца XX –  начала XXI c привычных мест обитания. Где жизнь не была легкой и справедливой, но была устоявшейся и предсказуемой.

Тексты Мусы Ырыскельдиновича, переведенные на разные языки, давно стали фактом не только киргизской, но и русской литературы, и в этом, конечно же, плюс «имперскости», когда в музыку нашей великой литературы вплетается одинокая экзотичная мелодия, без которой эта музыка в дальнейшем уже не может существовать.

Нервная скороговорка, фразы с явным киргизским акцентом – то смысловым, то стилистическим – фирменный прием писателя, столь удачно «пойманный» им уже в первом романе этого цикла «Тоска по огню». Парадокс, но роман о якобы «азиатах» – на самом деле сугубо европейский, космополитический, о проблемах, которые касаются обитателей не только Киргизии или России, но и граждан всего мира, само существование которого в очередной раз находится под угрозой. И не только из-за войн и рецедивов первобытно-общинной дикости в разных местах планеты, но и, как мне кажется, из-за чудовищной усталости этого мира, перебравшего практически все варианты построения счастья ДЛЯ ВСЕХ. Год литературы есть, замечательный писатель Муса Мураталиев есть, а счастья все нет и нет. Однако не унывайте, дорогие друзья, и если вам опять станет неуютно жить, откройте эту книжку. Она ОТТЯГИВАЕТ, как говорила на своем жаргоне в годы моей юности тогдашняя молодежь.

 

Евгений Попов, Москва

02. 02. 2015

«Независимая Газета» о Тенгрианстве

Газета Печатная версия

21.01.2015 00:01:00

Романтики арийского евразийства

Культ Тенгри завоевывает популярность в тюркских регионах России и СНГ

«Арчы Дьиэтэ» в Якутии – первое в стране культовое сооружение тенгрианцев.	Фото Zerkalo/PhotoXPress.ru
«Арчы Дьиэтэ» в Якутии – первое в стране культовое сооружение тенгрианцев. Фото Zerkalo/PhotoXPress.ru

Группа представителей татарской интеллигенции обратилась к президенту Татарстана Рустаму Минниханову с просьбой построить в Казани Тэнре-йорт – святилище верховного бога древних тюрок Тенгри (или Тэнре), чтобы «сохранить татарские обряды, традиции и молитвы». По их мнению, «Тэнре-йорт нужно разместить в центре Казани, чтобы Тэнре и духи предков знали отношение к ним, размер его должен соответствовать его назначению». От властей республики они ожидают не только выделения участка в центре города, но и помощи в строительстве культового сооружения.

Среди авторов обращения, опубликованного 18 декабря 2014 года в казанской газете «Звезда Поволжья», – писатель из Набережных Челнов Рафаэль Бизертинов, в конце 1990-х годов начавший первым популяризировать тенгрианство в республике. «Да поможет нам Великий Дух Неба Тенгри – Бог тюркских народов!» – призывал Бизертинов, выступая на II Международном тюркологическом конгрессе в Казани в 2004 году. Еще один подписант нынешнего обращения – старший научный сотрудник отдела истории общественной мысли и исламоведения Института истории Академии наук Республики Татарстан Рафаэль Мухаметдинов, также являющийся членом Координационного совета Всемирной ассамблеи тюркских народов. На прошедшем 24–26 мая 2014 года в Казахстане Курултае тюркских народов мира он представил разработанные им принципы «обновленного тюркского мировоззрения», среди которых «культ уважения и почитания предков», а также «осознание тюрками себя как одного из древнейших народов… создавших шумерскую и другие цивилизации Евразийского континента». Об этом же Мухаметдинов писал в Facebook за несколько дней до публикации обращения по поводу строительства храма Тенгри в Казани: «Пусть широкие круги знают, что мы, тюрки, стали культурными не тогда лишь, когда увидели арабов и Коран, а на тысячелетия раньше этого, когда наши предки покоряли Америку через Берингов пролив и помогали шумерам в их культурном росте».

Центром татарского тенгрианства стало село Камаево Высокогорского района Татарстана, известное также как Иске-Казан, то есть Старая Казань. Расположенная здесь «маленькая гора имеет магическую силу», утверждал Бизертинов, потому что «по преданиям, сюда летом приезжал Бату-хан со своей ставкой на моление Тенгри». «Начиная с 2000 года под этой горой мы стали организовывать в июне палаточный тенгрианский лагерь «Тан Батыр», куда приезжали все, кто хотел подискутировать о необходимости и значении тенгрианства, – пишет Бизертинов. – Приезжали из разных городов и районов Татарстана, из Чувашии, Марий Эл, Карачаево-Черкесии, Якутии, Алтая, из Азербайджана и Казахстана и т.д.». В итоге лагерь, среди организаторов которого был один из бывших лидеров Союза татарской молодежи «Азатлык» Рамай Юлдашев, по словам Бизертинова, «превращался в маленький союз этнически родственных народов (мини-Орда)». Группы «Тан Батыр» в соцсетях рекомендуют посетителям лагеря «активно участвовать в общественном молебне и жертвоприношении в честь Кок Тенгри, а также в культе великих предков наших народов».

Как видим, идеи возрождения тенгрианства активно продвигаются не только в Татарстане. Так, заведующий лабораторией цивилизационной геополитики Института Внутренней Азии Бурятского госуниверситета Николай Абаев в июле 2014 года охарактеризовал себя в интервью Международному фонду исследования Тэнгри как «лирическо-романтического тенгрианца», добавив, что среди первоочередных задач поклонников этой религии – «показать, что религия ариев и тенгрианство – это одно и то же». Абаев сожалеет о том, что «общество пока не признало религию ариев», то есть тенгрианство. Одновременно он говорит об имеющейся, по его мнению, «связи тенгрианства, русского космизма и евразийства».

К «арийской теме» в последнее время обращаются ревнители древней тюркской старины и в других странах СНГ. 28 ноября 2014 года в Астане, в Фонде первого президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева прошла презентация этно-фолк-группы Arkaiym, которая выступает в жанре горлового пения. По мнению музыкантов, такое исполнение является «самым древним видом пения, непосредственно связанным с периодом шаманизма, зороастризма, тенгрианства». Аркаим – это древнее городище, раскопанное в 1980-е годы на Среднем Урале, которое поклонники оккультизма и некоторые археологи связывают с легендарной «родиной ариев». В настоящее время заповедник на месте раскопок превратился в место паломничества любителей эзотерики, неоязычников и т.д. Валерий Демин, популярный в 1990-е годы писатель в жанре «русского космизма», объявил Аркаим «русской Троей». Популярной в те же годы стала идея о том, что именно в Аркаиме некогда жил создатель зороастризма. При въезде на городище даже вывесили плакат «Здесь родился Заратустра!» Интересно, что название и современной казахской группы, и фонда «Наследие кочевой цивилизации», вице-президент которого Абзал Арыкбаев стал одним из создателей Arkaiym, пишутся стилизованными под латинский алфавит рунами. К аналогичным приемам прибегают с начала 2010-х годов и славянские неоязычники. Так же, как и русские родноверы, тенгрианцы сделали в последние годы Аркаим местом для регулярных паломничеств. Таким образом, за древнее городище соперничают разномастные группы неоязычников.

В России существуют уже возведенные культовые тенгрианские строения, правда, пока только в Якутии. В сентябре 2002 года в столице республики был открыт центр духовной культуры «Арчы Дьиэтэ» (в переводе с якутского «Дом ритуального очищения»), состоящий из трех конических зданий традиционной якутской архитектуры (ураса). «Первая северо-восточная ураса «Айылгы» предназначена для обучения детей национальной культуре, вторая, центральная, самая высокая ураса «Айыы» – для проведения ритуальных действий (для этого в центре имеется очаг), третья ураса «Арчы» предназначена для проведения культово-обрядовых действий», – отмечается в статье старшего преподавателя Северо-Восточного федерального института (Якутск) Любови Колодезниковой. Статья «Возрождение шаманизма на стыке веков» опубликована в 2011 году в «Научном журнале Кубанского государственного аграрного университета». Тенгрианство часто относят к разновидности шаманизма – просто Тенгри стоит выше прочих духов, с которыми общаются шаманы. В мае 2010 года в расположенной на окраине Якутска этнотуристической усадьбе Василия Атласова «Сата Таас» открылся еще один храм Тенгри. Причем, что интересно, его крыши украшены не трезубцем, как урасы в «Арчы Дьиэтэ», а крестами! Здесь чувствуется влияние популярного в 1990-е годы писателя Мурада Аджи, уверявшего, что знаком Тенгри был «прямой равноконечный крест».

Тенгрианство встречает поддержку и среди представителей истеблишмента. Например, горячим пропагандистом возрождения этой религии в последние годы стал депутат Государственной думы от Татарстана Фатих Сибагатуллин. «Тенгрианство… исконно тюркская религия, она создана тюрками. Если мы не вернемся к тенгрианству, то эффективного развития татарского народа не будет», – заявил он в июне 2013 года газете «Звезда Поволжья».

В 2005 году с заявлениями в поддержку тенгрианства и даже за включение ряда его положений в официальную государственную доктрину выступал тогдашний госсекретарь Киргизии Дастан Сарыгулов. В этой стране апология религии Тенгри приобретает роль даже большую, чем в тюркских регионах России. Бывший журналист киргизской службы «Радио Свобода» Муса Мураталиев за последние несколько лет опубликовал ряд книг, герои которых мыслят в контексте тенгрианства. «Мать моего отца, например, признавала тенгрианство», – заявил он в ноябре в интервью вышеупомянутой радиостанции. Аналогичным образом и Сибагатуллин 19 сентября в интервью изданию «Бизнес Online» рассказал, что, «его отец был приверженцем тенгрианства, несмотря на то, что называл себя мусульманином».

На протяжении нескольких лет киргизские тенгрианцы, которых насчитывается около 5 тыс., подают одну за другой заявки о регистрации своих организаций в Государственную комиссию по делам религий. Последняя из таковых имела место 11 апреля 2014 года, когда соответствующее заявление было опубликовано в популярной газете «Вечерний Бишкек», и в очередной раз завершилась отказом. Среди причин, например, в 2012 году в официальном отказе о регистрации организации «Теничирлик» тогдашний глава государственного ведомства по делам религий Абдулатиф Жумабаев называл «недопущение угроз межконфессиональному согласию и сохранение религиозной стабильности в республике», очевидно, предполагая возмущение мусульман легализацией язычества.

Больше повезло якутам: в 2011 году управление Министерства юстиции по республике удовлетворило запрос о регистрации трех местных религиозных организаций адептов дохристианской религии «Аар Айыы итэгэлэ» («Религия Аар Айыы») в Якутске и селах Сунтар и Хатын-Сысы. Экспертный совет ведомства согласился признать «Аар Айыы» религией. В мае 2014 года получила регистрацию и созданная на основе этих религиозных организаций централизованная республиканская «Аар Айыы итэгэлэ».

http://www.ng.ru/ng_religii/2015-01-21/6_tengri.html