Архив рубрики: Дневник

Почему хочешь иметь дневник, и для чего он нужен?

Адам… Атом… Фантом

Я провёл 30 октября 2019 года, к своему удивлению, сверхбыстрый вечер!

Гендиректор библиотеки имени А. П. Боголюбова Владимир Семёнов разрешил провести его в Суриковском зале, притом, совершенно бесплатно!

Это ещё не всё!

Вечер я могу провести до позднего времени, (обратите внимание!), если угодно, ночь напролёт!

Сотрудники библиотеки привели меня и Соню туда.

Мы были в восторге от его красоты!

Зал оснащён всевозможными техническими средствами: микрофоны, экран, проектор для показа презентации, компьютер.

А на стенах картины старых художников, рояль, удобные кресла, обитые светлым бархатом и так далее, и так далее.

Весь этот образ старины завораживает!

Веет благородством и уютом.

В жизнеописании старинного особняка отражена история российского высшего общества.

Построен особняк в 1878 году по проекту сына легендарного лексикографа, «Толкового словаря живого великорусского языка» В. И. Даля.

Изначально особняк принадлежал внуку А. И.  Радищева.

Следующим владельцем особняка стал сын известного мецената и коллекционера С. М. Третьякова.

Эта не просто старинный дом – архетип, имеющий подпитку жизненного уклада высшего общества России, в своём роде, первообраз той жизни.

Стены насыщены духом жизни знатных русских аристократов.

И мы, представители неклассической культуры, порою, чурающиеся своим бескультурьем!

Не прозовут ли нас фантомы бывших хозяев моветонами?

Моё намерение собрать, как прежде, больше народу, угасает.

Приглашаю поимённо, прежде всего, тех, не стану скрывать, кого лично знаю и кто знаком с моими текстами, близких по духу людей.

Странным образом, но прежний мой актив откликнулся пассивно!

А мой близкий друг даже взбунтовался:

— Не пойду, – говорит он. – Ты приглашаешь того, этого…

-Ну и что? – говорю я.

— Они своим поведением плохи, микрофон вырывать станут из рук, не надо их звать!

— Я приглашаю тебя, – говорю я, и ударение делаю на слове «тебя». – А те сами придут, разница в этом.

В среду, я и Соня приехали на такси.

Тут подъехал наш сын со своими друзьями: с тортами, напитками, соками и водой.

Они помогают нести наши коробки, сумки со всевозможными яствами.

У меня в руках сумка с армянским коньяком, водкой «Архангельская» и вином «Louis Eschenauer».

Уже после официальной части участники вечера, человек тридцать с лишним, угощались: пили чай, кофе, воду и соки.

Окружившая нас обстановка, похоже, не давала нам вести себя вольно.

Водку пригубили я и Владимир.

Желающих пить водку кроме нас не нашлось.

Как говорится, происхождение отпугивает нас самих!

Армянский коньяк откупорили на другом конце стола.

А вот с вином вышло недоразумение!

Не нашлось штопора, и бутылка так и осталась непочатой

Начался разговор не через микрофон, а с глазу на глаз!

Смех и радость разлились рекой.

Всем было радостно оттого, что они тут нелишние, а наоборот, кстати!

Обид ни у кого нет!

А только веселье!

Чистосердечный разговор в таком уюте и старине!

Оттого всем радостно и очень весело!

На всякий пустяк гости откликались!

Мы долго оставались в таком естественном весели!

Такие минуты можно было бы называть дружескими!

Гости тут продолжали разговор о моем боевом соколе…

Эти слова произносились от чистого сердца, хотя мне было неудобно слышать их.

Гости на вечере имели возможность ближе познакомиться друг с другом:

дипломатом Бубуйрой айым,

недавно вернувшейся из МНР учительницей русского языка Надеждой,

студентом московского мединститута из Сербии Стефаном,

близкой знакомой нашей семье Ольгой, приехавшей на вечер на своей машине с другого конца Москвы.

Узнали нашу тётю Соню и её дочь Лейлу,

преподавателя консерватории Дашу, пришедшую со своей ученицей, исполнившей в зале на фортепиано «Сказки» не столь уж известного композитора Николая Метнера,

студентку ВГИКа Алису, показавшую презентацию книги своего деда.

Соня, нагибаясь в мою сторону, говорит шёпотом:

— Завтра Наталию Александровну кладут на операцию. – Но, –  добавляет, – она рискнула, несмотря на тяжёлый день, ожидание операции, сегодня быть с нами.

— А выступала как?! – говорю я. – Такого глубокого и всестороннего анализа моего текста я прежде не слышал ни от кого.

Соня замолкла, тогда я продолжаю:

— А разве не риск поступок Евгения Анатольевича?

Позавчера выпустили из больницы!  А забрали его с подозрением на инфаркт, притом, второй!

Я вчера чуть не заплакал, когда всё это узнал.

Матюгаться стал сходу, а потом, словно, кто мне язык отрезал!

Слёзы не дают мне что-либо произнести…

(У меня такая дурацкая манера, чуть что-то сразу слёзы душат меня).

Сам думаю, надо его отговорить от вечера, как-нибудь пройдёт!

А Евгений Анатольевич:

«- Ничего-ничего, – говорит с характерным невозмутимым спокойствием. – Всё это херня!

Собирай народ!

Я приду в назначенный час, даже на полчаса раньше!

Не скисай, это раньше нежились!

Мы с тобой не в состоянии отказаться от своих намерений, даже когда нам грозит смерть!

Тяжело будет в такие минуты не тебе, а мне, если буду сидеть дома и переживать!

Если так суждено, так сидя в четырёх стенах умру!

Человеку предписано, когда-нибудь уйти из этого мира.

Этого никому не миновать.

А ты собирай народ и не вздумай отменять вечер!»

Я всё ещё молчал в трубку, не оттого, что не знал, что сказать, а оттого, что Евгений Анатольевич был прав!..

И вот теперь хочу спросить вас, мои дорогие читатели или участники вечера. Ответьте мне!

Говорят же, что много умов решает всё!

Или нас не достаточно много?

Или мы только прикидываемся умными, всесильными, на самом деле не так?

Тогда получается, что мы, состоящие из миллиарда атомов, ходящие существа, движущиеся до первого серьёзного препятствия?

А там, споткнувшись, рассыпаемся на миллиарды атомов?

Но мы отошли от темы вечера.

Я думаю, у вас есть желание узнать, что случилось с Евгением Анатольевичем и Наталией Александровной?

И я отвечаю.

Сегодня, 11 ноября сего года, Евгений Анатольевич продолжает свою деятельность.

А Наталие Александровне сделали операции на ноге, и вчера она ответила нам, что уже дома и теперь учится передвигаться на коляске.

Могу от своего имени добавить, умоляю вас всех, любите жизнь и не бойтесь смерти!

Этот мир создан руками человека, и он управляем, пока мы живы!

Бекташ Шамшиев: Ат-Башыдан чыккан икея

Выдающийся киргизский литературный критик, публицист, журналист радио «Азаттык»  Бекташ Шамшиев представил на радио мое творчество.

https://www.azattyk.org/a/novel_kyrgyz_writer_musa_murataliev_azyrkynyn_jomoktoru_2019/29885911.html?fbclid=IwAR3z6fGRgeW0Pr8fqD-N0KuznvZ57TD-cRSfcl_gz-xFH1olTq_4P6DLqtQ

Доверие

I recently received one of my earlier stories  «This Side of the River» from Wisconsin, Superior (USA). The story was translated into English by Jason and Aydina Sivertsen. The translation was timed to my birthday. Therefore, I am very pleased to offer it to the readers.

(Недавно я получил один из своих ранних рассказов («Доверие») из Сьюпириора, Висконсин (США). Рассказ на английский язык перевели Джейсон и Айдина Сивертсены. Перевод был приурочен ко дню моего рождения. Поэтому я с большим удовольствием предлагаю его читателям. МуМур.)

This Side of the River

Story

by Musa Murataliev

Sleep still clouded Zhakyp’s head, but he got up, dressed himself, and taking the double-barreled shotgun from the wall, went down from the yurt. With his eyes barely open, Zhakyp almost tripped on Uchar, who was curled up in a ball at the entrance. Half asleep, she seemed to be a stump of wood from who knows where.
The dog leapt up, leisurely stretched, and with her tail wagging began jumping at the legs of her owner, sending the message: “Look! I am ready to go wherever you want!”
Shivering from the cold, Zhakyp looked at the sky. It had only just begun to lighten. It’s time! Zhakyp switched the gun to his other shoulder, and going around the yurt, set off towards the forest that encircled the ayyl, a village-like encampment of yurts, on all sides like a solid black wall.
Uchar trotted after her master. At times running ahead of Zhakyp, at times lagging behind him, she zigzagged among the trees, continually sniffing, checking if any strangers were in her territory during the night, and whether they left behind tracks or scents anywhere.
Zhakyp never brought Uchar with him. Hunting with her was a real hassle. She would run aimlessly here and there around the forest, and only scare away the prey. If she happened to fall behind, she would rush ahead at such a breakneck speed that it would startle anyone into thinking: “Is it a wild beast?” Uchar probably understood this and only accompanied her master up to the designated place, widely overgrown with buckthorn. Stopping here, she usually Читать далее Доверие

Отдых на исторической родине Имманиула Канта

Нас двое
Нас двое
Могила И. Канта, в чем-то напоминающая могилу Л. Н. Толстого
Могила И. Канта, в чем-то напоминающая могилу Л. Н. Толстого
На вершине песчаного берега мои внуки
На вершине песчаного берега мои внуки
Внизу песчаный пляж на шестерых
Внизу песчаный пляж на шестерых
Начало отдыха на берегу Балтийского моря
Начало отдыха на берегу Балтийского моря
Шаги моей любимой внучки по бережку моря
Шаги моей любимой внучки по бережку моря
Благодатный сентябрь и тёплое море Балтики
Благодатный август и тёплое море Балтики
Проверяем глубины Балтийского моря
Измеряем глубину моря
Традиция влюблённых города Калининграда
Традиция влюблённых города Калининграда
Трое против одной
Трое против одной
Рассказ о размере здешних рыб
Рассказ о размере здешних рыб
В глубине русская баня. Хотя в ней настоящий ушат с холодной водой мы выходили сбивать жар в бассейне
В глубине русская баня. Хотя в ней настоящий ушат с холодной водой, мы выходили сбивать жар в бассейне

 

День за днём

Моя повесть «Глотнуть слюну» номинирована на Международную премию имени Фазиля Искандера.

ttp://www.penrussia.org/new/2017/7949