Архив рубрики: Дневник

Почему хочешь иметь дневник, и для чего он нужен?

День за днём

Моя повесть «Глотнуть слюну» номинирована на Международную премию имени Фазиля Искандера.

ttp://www.penrussia.org/new/2017/7949

 

День за днём

Друзья, спешу сообщить, что литературно-художественный журнал Za-Za «Зарубежные задворки» в ноябрьском номере опубликовал мою новую повесть «Глотнуть слюну».

http://za-za-verlag.net/bumzur/za-za-29.pdf

Журнал ZA-ZA № 29

День за днём

Журнал Za-ZA (Зарубежные задворки), выходящий в Дюссельдорфе, опубликовал мой новый рассказ «Ливерка».

Ливерка

 

Я, посмотрев из окна на улицу, увидел горбуна с восьмого этажа. Он направился было в сторону стадиона, но вдруг остановился. Потом повернул налево в сторону церкви, сделав несколько шагов, опять остановился. Выйдя на улицу, я нашёл его стоящим на том же месте. Как только я приблизился к нему, он сказал:

— Мне нужна колбаса.

— А сколько надо? – спросил я.

— Один круг.

Он стоял, сложив руки за согнутой  спиной, в правом кулаке собранная зелёная авоська. Спина у него от рождения не распрямлялась. Согнутая спина стала его именем. В доме № 8 по улице Текстильщиков жители его так и звали – горбун.

— Какая тебе колбаса нужна? – спросил я.

— Я не разбираюсь в колбасе, – ответил он.

— Не придуриваешься? – сказал я. Читать далее Ливерка

Похороны неизвестного поэта

Муса МУРАТАЛИЕВ

Друзья! На правах саморекламы счёл нужным анонсировать свой новый роман «Поэт и Писарь», который завершил прошлым летом. Его жанр nonfiction с элементами фантасмагории.

О чём роман?

«Действие романа разворачивается, преимущественно, в 90-е годы. Союз писателей, существующий в Доме Ростовых, постепенно разваливается. Его сотрудники раскалываются на несколько лагерей: кто-то хочет добиться власти, кто-то хочет вывести литературу на новый уровень, кто-то хочет вернуть прежние времена (Союз во время СССР). Из-за этих склок в Доме перестают бывать настоящие писатели. Помимо этого, Домом, некогда принадлежащим Сологубу, теперь почти полноправно владеет криминальный авторитет.

Дом Ростовых создавался как оплот писателей всех республик Советского Союза. Книги печатались на разных языках. Литература процветала. Но при этом таких писателей, как Пастернак, Ахматова, Гумилёв и пр., Дом отвергал. Многие из них погибли или вынуждены были уехать. В романе описываются трагические страницы жизни Фадеева, Пастернака, Ахматовой, её мужей и сына.

С новой властью в Дом приходят и новые люди, которые уничтожают былые принципы литературы. Сжигаются книги. Происходят массовые сокращения и увольнения. Литераторы больше не знают, на что им ориентироваться. Государство не поддерживает их. Руководству приходится идти на сделку с бизнесменами, которые открывают в Доме рестораны, кафе и бары…

В итоге неизвестная сила убивает криминального авторитета. Оставшиеся в Доме работники размышляют на тему того, какой должна быть литература… Современный автор решается восстановить справедливость в отношении дачи Пастернака, которую пытаются отобрать у его сына. Остальные литераторы продолжают спорить о направлениях в литературе, но при этом не решаются на поступки. Все их дела ограничиваются пустыми разговорами».

Так пишет один из моих рецензентов. Вместо меня он пересказал краткое содержание романа. Хочу добавить, что нынче писательство стало модной профессией. Тем не менее, высокохудожественные тексты почти не выходят к читателям. Из-за переизбытка рынка маркетинговыми (легко сбывающимися) текстами подобные романы становятся никому не нужными.

Предлагаемая глава «Похороны неизвестного поэта» – итоговая часть романа. Едут в машине сторонник консерваторов Сергей Михалков и руководитель либералов Артём Анфиногенов. Везёт их Кузьма Писарь, оставшийся теперь без работы. В конце мы понимаем, что взгляды едущих по оживлённой магистрали мегаполиса и ведущих спор двух литераторов диаметрально противоположны.

 

ПОХОРОНЫ НЕИЗВЕСТНОГО ПОЭТА

Глава из романа «Поэт и Писарь»

До открытия ритуального зала районной больницы ещё полчаса. У фасада здания стояло несколько десятков человек. Там же находился Артем Анфиногенов. Подъехал новый Lexus и, резко затормозив, остановился в двух шагах от собравшихся.

— Кого я вижу! – послышался возглас Сергея Михалкова. Он, шумно хлопнув дверцами кабины, направился навстречу Анфиногенову.

Люди оглянулись на них и узнали высокого худого старика, а другого старика среднего роста знал не каждый. Все уважительно смотрели на них, ожидая, что они будут делать. На ветвях деревьев чирикали воробьи.

Читать далее Похороны неизвестного поэта