Архив метки: Отрывок из романа

«Нашествие мигрантов» на сайте русского ПЕН центра

Евгений Попов о романе «Нашествие мигрантов»

Будет людям счастье

Вопрос «Кто у нас нынче лучший писатель?» не имеет смысла. Ибо писатель не может быть лучшим или худшим. Он или есть или его не существует вовсе. Настоящий писатель это для меня тот литератор, чьи тексты МОЖЕТ НАПИСАТЬ ТОЛЬКО ОН САМ и никто иной – пусть сей «иной» будет трижды умнее, эрудированнее, пластичнее, красивее и т.д. Знак первородства – сертификат на пребывание писателя в литературе, а клоны, гладкопись и серятина – всего лишь оборотная сторона графомании.

Книгу Мусы Мураталиева «Нашествие мигрантов» мог написать только он. Это его боль и его тема – новое рассеяние древнего народа, выдутого ветром перемен конца XX – начала XXI c привычных мест обитания. Где жизнь не была легкой и справедливой, но была устоявшейся и предсказуемой. Нервная скороговорка текста, фразы с явным киргизским акцентом – то смысловым, то стилистическим – фирменный прием писателя, столь удачно «пойманный» им уже  в предыдущем романе «Тоска по огню». Парадокс, но роман о якобы «азиатах» – сугубо европейский, космополитический текст о проблемах, которые касаются обитателей не только Киргизии или России, но и граждан всего мира, само существование которого в очередной раз находится под угрозой.

Не из-за войн, так из-за чудовищной усталости этого мира, перебравшего, как это многим кажется, практически все варианты построения счастья ДЛЯ ВСЕХ. Отчего и название романа обретает дополнительный, метафорический смысл существования человека на Земле.

Читать далее «Нашествие мигрантов» на сайте русского ПЕН центра

7 апреля. Глава из романа «Тоска по огню»

На площадь напротив Белого дома с крыши спустился Джума Саидов, офицер президентского полка. Он был молод и начитан, обучен военному делу, любил тяжелый рок и иностранные языки. Перед ним на земле лежал парень, которого он частенько видал в кафе напротив площади Независимости. Звали его  Максют. Лежал он окровавленный, но выглядел грозным бойцом, хотя и был в гражданской одежде. Офицеру не нравилась эта война с народом, быстрая смерть человека пугала его, хотелось, как всегда, пойти в кафе и просидеть там до самого вечера. Захотелось на любимом английском поговорить с кем-нибудь.

— Почему шли против президента? Он же для них гарант. Без него государства нет, – произнес вслух. – Сдурел народ. Мой президент прав, он нуждается в защите. Ему в эти минуты особенно тяжело, его жизнь в опасности. Почему они не понимают этого? Нельзя препятствовать закону, он на стороне президента. Не надо сопротивляться. Однако, стоя на крыше, когда внизу атаковали люди, Саидов видел, что никто из них не отступал – шли на явную смерть. Никто из них не удрал или укрывался за деревьями. Не прошло и минуты, как разъяренная масса охватила Белый дом с трех сторон. Начали крушить все, что стояло на пути. Неуправляемая, гонимая жаждой мести толпа двигалась все дальше, все стремительнее. Оппозиция неистовствовала, стремясь нанести как можно больший урон президентской команде, перебегая через трупы своих товарищей. В конечном счете, не осталось президентской силы – все живые куда-то делись, будто растворились.

Офицер Саидов зашел за угол здания, присев на корточки и, откинув голову назад, вставил дуло табельного пистолета в рот и нажал на курок. Его тело повалилось на бок и стало дергаться в предсмертной агонии. Не прошло и часа, как тела Максюта и Джумы, лежали рядом в битком набитой трупами машине Скорой помощи. Лишь слышен был надрывный плач шофера – русского парня, который ждал погрузки убитых. Он чувствовал опасность – для себя и остальных. Ему представлялось теперь, что смерть поджидает его в городе везде и всюду. Он стал завидовать мертвым и плакал, когда медики приносили очередного мертвеца. Кругом стояла небывалая тишина. Читать далее 7 апреля. Глава из романа «Тоска по огню»

Десятая глава

Глава из нового романа «Нашествие мигрантов»

Семья Бугу справляла годовщину его смерти. Ават решил показаться и прочитать молитву за упокой души усопшего.

— Пойду, отдам дань рабу божьему, – сказал мулла, взял подмышку Коран и вышел из мечети.

— Нет бога кроме Аллаха, а Мухаммед – его пророк! – произносил он каждый раз, когда замечал что-нибудь неприглядное. Таким образом, мулла порицал это во всеуслышание.

По дороге заглянул в почтовое отделение, чтобы позвонить в Савраски. Троекратный заказ остался без ответа. Такое было впечатление, что деревня не существует. Наконец муллу соединили. Он спросил, можно ли с кем-то из мигрантов поговорить? Опять прервали и больше не соединяли. Тогда Ават вышел на улицу, так как опаздывал на поминки. При входе в дом услышал голос юноши, читающего молитву собравшимся гостям. Это был Бугу – сын покойного Бугу. С расстановкой пауз, хотя и провалами голоса молитву юноша все же дочитал до конца. И, как опоздавший на время молитвы человек, Ават присел у порога, со всеми вместе провел по лицу раскрытыми ладонями со лба до подбородка. Читать далее Десятая глава

Одинокий мигрант

Глава из нового романа «НАШЕСТВИЕ МИГРАНТОВ»

Бугу испытывал радость от путешествия в одиночку. Встал на крыло – поехал искать себе работу и оказался в Саврасках! В Москве знакомый мигрант объяснил ему, что придется пройти от станции до Саврасок пешком. Это займет времени около часа с лишним, потому что автобус туда не ходит. Вышел из поезда – а на перроне Черик, обещавший накануне встретить, если найдет время! От радости Бугу прослезился. С той минуты радость его не отпускала, потому что он понимал, одолеть пешком неизвестную даль было бы небезопасно. Пошли вдвоем пешочком, а тут догнала попутная бричка, которая довезла до Саврасок за небольшие деньги. У деревеньки они слезли с брички и направились к дому, где жили земляки. Бугу интересовался всем, живо реагируя на каждую увиденную, непонятную для себя мелочь чужой жизни. Проходя мимо двора Стаса, они услышали:

— Опять гость? Житья от вас нет. Сколько можно? Читать далее Одинокий мигрант

Муса Мураталиев. Тоска по огню. (Клуб «Амазонка»)

Глава пятая. КЛУБ «АМАЗОНКА»

Сверчок защелкал издалека, и голос его, казалось, становился все ближе и ближе. Это звонил мобильный телефон. Его несла в руке с кухни Айнура. Как всегда перед сном Султан делал упражнения – отжимания, удары по воздуху, наконец, в завершении – стойку на голове. Оставалось окатиться в душе и спать.

— Это она! – шепотом предупредила Айнура, передавая его, а сама пошла на кухню.

— Алло? Что-нибудь срочное?

— Султанчик, для тебя есть работка! Повезет, наберешь деньжат – повезет, наберешь много, – заключила директриса. – Беги в женский клуб. Твоя фамилия уже в списке значится. На Читать далее Муса Мураталиев. Тоска по огню. (Клуб «Амазонка»)