Архив метки: Тоска по огню

«Независимая Газета» о Тенгрианстве

Газета Печатная версия

21.01.2015 00:01:00

Романтики арийского евразийства

Культ Тенгри завоевывает популярность в тюркских регионах России и СНГ

«Арчы Дьиэтэ» в Якутии – первое в стране культовое сооружение тенгрианцев.	Фото Zerkalo/PhotoXPress.ru
«Арчы Дьиэтэ» в Якутии – первое в стране культовое сооружение тенгрианцев. Фото Zerkalo/PhotoXPress.ru

Группа представителей татарской интеллигенции обратилась к президенту Татарстана Рустаму Минниханову с просьбой построить в Казани Тэнре-йорт – святилище верховного бога древних тюрок Тенгри (или Тэнре), чтобы «сохранить татарские обряды, традиции и молитвы». По их мнению, «Тэнре-йорт нужно разместить в центре Казани, чтобы Тэнре и духи предков знали отношение к ним, размер его должен соответствовать его назначению». От властей республики они ожидают не только выделения участка в центре города, но и помощи в строительстве культового сооружения.

Среди авторов обращения, опубликованного 18 декабря 2014 года в казанской газете «Звезда Поволжья», – писатель из Набережных Челнов Рафаэль Бизертинов, в конце 1990-х годов начавший первым популяризировать тенгрианство в республике. «Да поможет нам Великий Дух Неба Тенгри – Бог тюркских народов!» – призывал Бизертинов, выступая на II Международном тюркологическом конгрессе в Казани в 2004 году. Еще один подписант нынешнего обращения – старший научный сотрудник отдела истории общественной мысли и исламоведения Института истории Академии наук Республики Татарстан Рафаэль Мухаметдинов, также являющийся членом Координационного совета Всемирной ассамблеи тюркских народов. На прошедшем 24–26 мая 2014 года в Казахстане Курултае тюркских народов мира он представил разработанные им принципы «обновленного тюркского мировоззрения», среди которых «культ уважения и почитания предков», а также «осознание тюрками себя как одного из древнейших народов… создавших шумерскую и другие цивилизации Евразийского континента». Об этом же Мухаметдинов писал в Facebook за несколько дней до публикации обращения по поводу строительства храма Тенгри в Казани: «Пусть широкие круги знают, что мы, тюрки, стали культурными не тогда лишь, когда увидели арабов и Коран, а на тысячелетия раньше этого, когда наши предки покоряли Америку через Берингов пролив и помогали шумерам в их культурном росте».

Центром татарского тенгрианства стало село Камаево Высокогорского района Татарстана, известное также как Иске-Казан, то есть Старая Казань. Расположенная здесь «маленькая гора имеет магическую силу», утверждал Бизертинов, потому что «по преданиям, сюда летом приезжал Бату-хан со своей ставкой на моление Тенгри». «Начиная с 2000 года под этой горой мы стали организовывать в июне палаточный тенгрианский лагерь «Тан Батыр», куда приезжали все, кто хотел подискутировать о необходимости и значении тенгрианства, – пишет Бизертинов. – Приезжали из разных городов и районов Татарстана, из Чувашии, Марий Эл, Карачаево-Черкесии, Якутии, Алтая, из Азербайджана и Казахстана и т.д.». В итоге лагерь, среди организаторов которого был один из бывших лидеров Союза татарской молодежи «Азатлык» Рамай Юлдашев, по словам Бизертинова, «превращался в маленький союз этнически родственных народов (мини-Орда)». Группы «Тан Батыр» в соцсетях рекомендуют посетителям лагеря «активно участвовать в общественном молебне и жертвоприношении в честь Кок Тенгри, а также в культе великих предков наших народов».

Как видим, идеи возрождения тенгрианства активно продвигаются не только в Татарстане. Так, заведующий лабораторией цивилизационной геополитики Института Внутренней Азии Бурятского госуниверситета Николай Абаев в июле 2014 года охарактеризовал себя в интервью Международному фонду исследования Тэнгри как «лирическо-романтического тенгрианца», добавив, что среди первоочередных задач поклонников этой религии – «показать, что религия ариев и тенгрианство – это одно и то же». Абаев сожалеет о том, что «общество пока не признало религию ариев», то есть тенгрианство. Одновременно он говорит об имеющейся, по его мнению, «связи тенгрианства, русского космизма и евразийства».

К «арийской теме» в последнее время обращаются ревнители древней тюркской старины и в других странах СНГ. 28 ноября 2014 года в Астане, в Фонде первого президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева прошла презентация этно-фолк-группы Arkaiym, которая выступает в жанре горлового пения. По мнению музыкантов, такое исполнение является «самым древним видом пения, непосредственно связанным с периодом шаманизма, зороастризма, тенгрианства». Аркаим – это древнее городище, раскопанное в 1980-е годы на Среднем Урале, которое поклонники оккультизма и некоторые археологи связывают с легендарной «родиной ариев». В настоящее время заповедник на месте раскопок превратился в место паломничества любителей эзотерики, неоязычников и т.д. Валерий Демин, популярный в 1990-е годы писатель в жанре «русского космизма», объявил Аркаим «русской Троей». Популярной в те же годы стала идея о том, что именно в Аркаиме некогда жил создатель зороастризма. При въезде на городище даже вывесили плакат «Здесь родился Заратустра!» Интересно, что название и современной казахской группы, и фонда «Наследие кочевой цивилизации», вице-президент которого Абзал Арыкбаев стал одним из создателей Arkaiym, пишутся стилизованными под латинский алфавит рунами. К аналогичным приемам прибегают с начала 2010-х годов и славянские неоязычники. Так же, как и русские родноверы, тенгрианцы сделали в последние годы Аркаим местом для регулярных паломничеств. Таким образом, за древнее городище соперничают разномастные группы неоязычников.

В России существуют уже возведенные культовые тенгрианские строения, правда, пока только в Якутии. В сентябре 2002 года в столице республики был открыт центр духовной культуры «Арчы Дьиэтэ» (в переводе с якутского «Дом ритуального очищения»), состоящий из трех конических зданий традиционной якутской архитектуры (ураса). «Первая северо-восточная ураса «Айылгы» предназначена для обучения детей национальной культуре, вторая, центральная, самая высокая ураса «Айыы» – для проведения ритуальных действий (для этого в центре имеется очаг), третья ураса «Арчы» предназначена для проведения культово-обрядовых действий», – отмечается в статье старшего преподавателя Северо-Восточного федерального института (Якутск) Любови Колодезниковой. Статья «Возрождение шаманизма на стыке веков» опубликована в 2011 году в «Научном журнале Кубанского государственного аграрного университета». Тенгрианство часто относят к разновидности шаманизма – просто Тенгри стоит выше прочих духов, с которыми общаются шаманы. В мае 2010 года в расположенной на окраине Якутска этнотуристической усадьбе Василия Атласова «Сата Таас» открылся еще один храм Тенгри. Причем, что интересно, его крыши украшены не трезубцем, как урасы в «Арчы Дьиэтэ», а крестами! Здесь чувствуется влияние популярного в 1990-е годы писателя Мурада Аджи, уверявшего, что знаком Тенгри был «прямой равноконечный крест».

Тенгрианство встречает поддержку и среди представителей истеблишмента. Например, горячим пропагандистом возрождения этой религии в последние годы стал депутат Государственной думы от Татарстана Фатих Сибагатуллин. «Тенгрианство… исконно тюркская религия, она создана тюрками. Если мы не вернемся к тенгрианству, то эффективного развития татарского народа не будет», – заявил он в июне 2013 года газете «Звезда Поволжья».

В 2005 году с заявлениями в поддержку тенгрианства и даже за включение ряда его положений в официальную государственную доктрину выступал тогдашний госсекретарь Киргизии Дастан Сарыгулов. В этой стране апология религии Тенгри приобретает роль даже большую, чем в тюркских регионах России. Бывший журналист киргизской службы «Радио Свобода» Муса Мураталиев за последние несколько лет опубликовал ряд книг, герои которых мыслят в контексте тенгрианства. «Мать моего отца, например, признавала тенгрианство», – заявил он в ноябре в интервью вышеупомянутой радиостанции. Аналогичным образом и Сибагатуллин 19 сентября в интервью изданию «Бизнес Online» рассказал, что, «его отец был приверженцем тенгрианства, несмотря на то, что называл себя мусульманином».

На протяжении нескольких лет киргизские тенгрианцы, которых насчитывается около 5 тыс., подают одну за другой заявки о регистрации своих организаций в Государственную комиссию по делам религий. Последняя из таковых имела место 11 апреля 2014 года, когда соответствующее заявление было опубликовано в популярной газете «Вечерний Бишкек», и в очередной раз завершилась отказом. Среди причин, например, в 2012 году в официальном отказе о регистрации организации «Теничирлик» тогдашний глава государственного ведомства по делам религий Абдулатиф Жумабаев называл «недопущение угроз межконфессиональному согласию и сохранение религиозной стабильности в республике», очевидно, предполагая возмущение мусульман легализацией язычества.

Больше повезло якутам: в 2011 году управление Министерства юстиции по республике удовлетворило запрос о регистрации трех местных религиозных организаций адептов дохристианской религии «Аар Айыы итэгэлэ» («Религия Аар Айыы») в Якутске и селах Сунтар и Хатын-Сысы. Экспертный совет ведомства согласился признать «Аар Айыы» религией. В мае 2014 года получила регистрацию и созданная на основе этих религиозных организаций централизованная республиканская «Аар Айыы итэгэлэ».

http://www.ng.ru/ng_religii/2015-01-21/6_tengri.html

День за днём

Акбар Рыскул, председатель союза писателей Кыргызстана
Акбар Рыскул, председатель союза писателей Кыргызстана,

Продолжаем знакомить с выступлениями ораторов на презентации книги «Нашествие мигрантов» в Центральном Доме литераторов 23 октября

Акбар Рыскул, председатель Союза писателей Кыргызстана, Заслуженный деятель культуры КР, известный поэт и государственный деятель

— Я согласен, когда заявляют, что  Муса Мураталиев российский писатель, потому как он пишет по-русски,  в то же время я считаю, что он в первую очередь кыргызский писатель, ибо он кровь от крови, плот от плоти от нашего мира. Теперь, к сожалению, время разделило нас на две части  — до Чингиза Айтматова и после Чингиза Айтматова. Сейчас на эту послеайтматовскую арену выходят достойные его продолжатели, одной из ярких  таких фигур является Муса Мураталиев. Мы помним, как его первые публикации на страницах журнала «Ала-Тоо» вызывали неодобрение со стороны партийной организации. Так что  он еще тогда имел характер, и тогда умел защищать свою идею, выразив её откровенно и столь ярко. А когда он стал представителем кыргызской литературы в Москве, многие, ранее критиковавшие его  оппоненты, изменили свое отношение к творчеству Мусы Мураталиева. Начали захваливать, называя его новым классиком, говорили, что Мураталиев теперь должен и может дать продукцию высшей пробы, как настоящий интеллектуал. А вышло, на самом деле он «оправдал» их надежды. Мне кажется, он никогда не останавливался на достигнутом, что характерно для больших талантливых творческих личностей. В конце приглашаю вас, Мусаке, приезжайте в Бишкек, мы проведем обсуждение Вашей новой книги. Вас в Москве знают, а в Бишкек вас не знают…


 

Ольга Озерцова, прозаик, литературный критик
Ольга Озерцова, прозаик, литературовед

Ольга Озерцова, прозаик, литературовед.

— Есть несколько тенденций в творчестве Мусы Мураталиева. Это активно-социальная, связанная с мигрантами, и очень интересная, мифологическая, связанная с природой. Последняя у него на этот раз как-то в сокращенном виде представлена в книге. Это, конечно, печально. Я хочу обратить внимание на особый дар Мусы Мураталиева  в описании природы. Я думаю, что на тему социальную  многие могут написать, а мифология – это, конечно, особая вещь. Описание природы у Мусы Мураталиева — совершенно необычное. Оно очень живое и отличается таким удивительным, может быть, это киргизская особенность, видением мира. Я думаю, что оно даже отличается от айтматовского видения. У Айтматова оно более архитипично, мифологично, символично. Акбара, например, то ли он волк, то ли она человек. У Мусы удивительное описание природы, у него природа как  в действительности, мне кажется, что, например, животные его вот так вот чувствуют. Это не описание со стороны, это их эмоции изнутри. Очень органично, необычно! Это мне напоминает «Слово о полку Игореве». Там вот такое сращенное восприятие животных и птиц. У Айтматова есть повесть «Плач перелетной птицы», там очень необычные птицы. В предыдущей книге, «Тоска по огню», на её задворках есть повесть о соколе — «Хваткий мой», которая удивительно совершенна! А в этой книге, «Нашествие мигрантов», есть повестушка  — «Жнивье». Обратите внимание на это маленькое произведение. Оно уникально, прежде всего, тем, что повесть построена на эмоциях и восприятии серой овечки – Сарыкой!.. Я очень надеюсь, что Муса Мураталиев их объединит и сделает книгу, отдельную, она будет очень необычной и ценной, как у Тургенева «Записки охотника».


 

Обложка книги Нашествие мигрантов
Обложка книги Нашествие мигрантов

М.Мураталиев, прозаик и журналист:

— У меня несколько ремарок. Относительно влияния Манаса, на  текст романов, могу сказать, что великий эпос – наша идеология, потому как мы его знаем с малых лет, а потом всю жизнь осваиваем его. Относительно имен в «Нашествии мигрантов». Имен иммигрантов — более сорока, то есть столько, из скольких родов состоит кыргызская нация. Любой мигрант,  выехавший за пределы родины, дорог всем сорока родам кыргызов, поэтому в одной судьбе отражается умонастроение целого народа. Вот для чего нужно было назвать именами всех родов своих героев, фактически используя их как код кыргызского народа. О тематике романа. В романе есть два способа приёма в гражданство из рядов иммигрантов. В главе  «Россия не родила нас» это принуждение мигранта, что называется «через колено», в результате Деёлес становится инвалидом. Другой способ — мирно-добровольный, в глава «Стас». Он женится на Багыш с условием, что он  может убить, но и может любить. Религиозная тематика. Почти все ведущие религии мира: иудаизм, православие, католицизм, ислам, оказывается, заимствовали свои дидактические материалы из шумерской клинописи. Этот факт раскрывается, когда исследуются истоки тенгирианства.

Вечер в Малом зале ЦДЛ

Фотоотчет с презентации «Нашествия мигрантов»

критик Татьяна Давыдова и автор
критик Татьяна Давыдова и автор
Перед началом вечера
Перед началом вечера
Владимир Шаров и впс
Владимир Шаров и впс

зал
зал

Читать далее Вечер в Малом зале ЦДЛ

Об эмигрантской литературе и моих романах

«Центрально-Азиатский ТОЛСТЫЙ Журнал» опубликовал статью независимого исследователя  Азаткуль Кудайбергеновой  (Ванкувер, Канада)  «Существует ли эмигрантская литература Киргизстана?»

http://ctaj.elcat.kg/2013/08/08/sushhestvuet-li-emigrantskaya-literatura-kirgizstana/

Фабула моей тетралогии

Решил выложить фабулы своих романов в пересказе, как говорится, целое произведение в одном абзаце. Главное действующее лицо – долина Чеч-Тюбе. Все герои моей тетралогии  выходят из этого пятачка земли в большой мир.

В романе «Сказитель Манас» лирические герои Бек Мурза и Юрий Уста – студенты московского вуза. В свободное время они ведут разговоры об эпосе «Манас». А там миф перемешивается с историческими реалиями, там описывается, как в разное время киргизы скрещивали мечи то с хуннами, то с гуннами, то динлинами, то с саками, а также с предками ныне живущих уйгуров и китайцев.

В романе «Идол и Мария» неожиданно для себя вышел к пониманию того, что  после 70-летнего запрета бывший советский человек  ищет дорогу к Богу. А выводит его к Богу – безделье! Чештюбинцы приехали в мегаполис на заработки, а тут выходит, что их никто не ждет. Сармат вместе с дюжиной здоровых мигрантов мучается от скуки. Привезенная с родины деревянная кукла уподобляется  Идолу, являвшемуся  в древности Богом их пращурам. Идол «разговаривает» с ними, но разрешить их проблемы не может. На деле помощь  им приходит от Марии – директора ЖЭКа.

Время создания романа «Тоска по огню» пришлось на годы, когда иммигрантское движение достигло апогея. Отправляемые из России в долину Чеч-Тюбе деньги превзошли иностранные инвестиции. Султан, главное действующее лицо романа, хочет «оседлать» свое время. Он жертвует себя целиком ради денег, образно говоря, израсходует себя до последней крупинки. Султан сумел-таки построить дома для своих родных и близких. Но в плане завершить стройку еще сорока дворов… Денег надо немыслимо много. Когда Султан умирает после покушения на него, то обнаруживается, что он загодя продал свое тело в музей пластинации…

А роман «Нашествие мигрантов» вывел меня к древнейшей форме религиозности – Тенгрианству. Оно проповедует понимание того, что люди, животные, природа, души умерших живут бок о бок.  Об этом мы узнаем как из шумерского эпоса «Гильгамеш», так и киргизского эпоса «Манас». К шумерским  и киргизским мифам обращается Бек  Мурза в разговоре с сыном. Это особенно важно сейчас, когда с Востока идет, по сути дела, третье переселение народов.