Архив метки: Чеч-Тюбе

О романе «Эр Тёштюк и утраченный Джан»

 На страницах интернета появилась рецензия на мой новый роман «Эр Тёштюк и утраченный Джан» Тынчтыкбека Чоротегина,  выдающегося киргизского учёного-историка, публициста и журналиста, президента Кыргызского общества истории, академика Международной академии Чингиза Айтматова, доктора исторических наук, профессора Кыргызского национального университета имени Жусупа Баласагына.
 
ТЫНЧТЫКБЕК ЧОРОТЕГИН
«Эр Тёштюк» в прочтении Мусы Мураталиева
(Попытка микро-рецензии)
В день рождения великого Чынгыза Айтматова мне посчастливилось заполучить подарок из-за облаков, точнее, благодаря интернету.
Это было новое произведение самого уважаемого мною писателя, Мусы Ырыскелди-уулу Мураталиева, который родился 15 февраля 1942 года в высокогорной Ат-Башинской долине Нарынской области Кыргызстана, а теперь живет в Москве, столице России (аж с 1972 года).
Муса агай был тем счастливчиком, который всегда был рядом с Чынгызом Айтматовым, когда он встречался с колумбийским писателем Габриэлем Гарсиа Маркесом в Москве и Подмосковье в прошлом веке.
Словно одним глотком Алпкаракуша, громадной птицы из Нижнего мира из фольклора кыргызов, я проглотил единым дыханием это произведение, названное автором «Эр Тёштюк и утраченный Джан».
Поглощаясь в глубину данного произведение, я словно вернулся в те минуты, когда восторженно смотрел фильм «Аватар» и сетовал про себя, что режиссёр и сценарист фильма «украли» или лепили великолепный сюжет, достойный экранизации именно кыргызского эпоса «Эр Тёштюк».
Этот сказочный сюжет, который переплетает в себе весьма много фрагментов из многовекового до исламского миропонимания кыргызов, когда они все еще были частью номадов-тенгрианистов и разделили мир на верхний, средний и нижний слои, поклонялись Небу, Солнцу, небесным телам, Земле-Воде, Умай-эне, огню, когда у них были тотемами Барс, Лев, Тигр, Медведь, Олень, Горные дичи («Кайберен») и т. д.,  когда они имели свою национальную письменность битик (руно подобный алфавит у кыргызов и других тюрков), когда у них были широкие торговые связи как с Востоком, так и с Западом благодаря Великого шелкового пути, когда у них эпические сказания взаимно дополняли письменную культуру, действительно достоин подобной эпического размаха экранизации.
И этот сюжет достоин того, чтобы писатели каждого нового поколения возвращались к нему сызнова, исходя из высот (или низин) своего века или под века, своей эпохи или под эпохи.
И мне было очень интересно, как будут новые «выкрутасы», взлёты ввысь и вниз у писателя Мусы Мураталиева при его своем прочтении эпизодов эпоса «Эр Тёштюк».
Аллегории у него оказались как сказочными, так и реалистичными.
Переплетаясь друг с другом, они щекотали мою душу (слово «Джан» у автора малого романа), так как мне известны как и этот эпос «Эр Тёштюк» и эпос «Манас», заворожившие собой сызмальства, и более-менее были известны такие творения, как исландский эпос «Старшая Эдда» (конкретно, Слейпнир, восьминогий конь Один, бога викингов) и поэма «Божественная комедия» Данте Алигьери (некоторые подробности ада у него как-будто были «творчески списаны» с отдельных эпизодов эпоса «Эр Тёштюк»; «списана» была сама идея о том, что человеку возможно подняться из Нижнего мира на, хотя бы, Средний мир; конечно, здесь я утрирую, так как эти идеи – универсальные понятия и желания у разных народов мира, самостоятельно мечтавших о доброте и справедливости, у кого-то – после глубокого покаяния, у другого – просто так, по доброй божественной воле), так и та евразийская обюрокраченная действительность, которая словно облекает меня отовсюду сегодня.
И эта суровая действительность семимильными шагами устремляется в неизвестное (которое было немыслимо для древних авторов эпоса «Эр Тёштюк»), к сожалению, именно в соответствии с сатирическим законом Паркинсона, который зловеще упоминает такие движущие силы закона бюрократии: во-первых, каждый чиновник («аткаминер» у кыргызов) хочет приумножить численность своих подчиненных, но отнюдь не достойных соперников; а во-вторых, горе-чиновники успешно обеспечивают создание работы друг для друга. И каждый аткаминер «закономерно» устремляется на ту вершину, на какую он профессионально не способен в действительности. А иные «аткаминеры» становятся даже тиранами и нападают на своих мирных соседей, как дракон, который захотел проглотить птенцов огромной птицы Алпкаракуш («Алп Кара Куш» – дословно с кыргызского «Громадная Черная Птица»).
Сыр-бор с поездкой современного Эр-Тёштюка на Нижний мир начался с того, что его отец продал свою душу Колдуну (то бишь авторитарной системе власти со своими коррумпированными Центральной избирательной комиссией или комитетом госбезопасности, или курултаем «дежурных хлопкоробов», и т.д.,) лишь бы временно стать владыкой своей страны – ведь «неприлично» для достойного мужа не стать президентом хотя бы на время, как Кедейкан (Кедейкан – одноименный герой другого кыргызского эпоса; он хитростью заманивает хана и становится временным ханом, реформирует государственное управление ради блага простолюдинов своей страны, но постепенно становится худшим тираном, нежели бывший хан).
Новое произведение Мусы агая приглашает своего читателя ещё глубже поразмыслить о своем обществе. Такие же мысли у меня появлялись, когда я читал романы современного кыргызского писателя Арслана Капай уулу Койчиева о сталинизме, о душе Чингиз хана, Заратустре, и романы и разноликие драмы Султана Раева, прозаические произведения Кубатбека Джусубалиева, Кенеша Джусупова, Оскена Даникеева, Мурзы Гапарова, Казата Акматова, Акбара Рыскулова, Каныбека Иманалиева, Топчугюль Шайдуллаевой, Олжобая Шакира, Темирбека Джолдубаева, и ряда других авторов.
Это говорит о том, что интеллектуальный бунтарский дух Чынгыза Айтматова, его идеи о противоборстве против манкуртизма, продолжаются в жилах современных кыргызских писателей.
Я оставляю здесь моим друзьям возможность окунуться в предложенный новый (и еще старо-сказочный) мир фэнтези Мусы агая и дальше догадаться самостоятельно:
Конечно, предстоит скачать электронную версию книги с помощью оплаты банковской картой, но цена – очень дешевая (как говорится, ниже чем цена бутылки «воды дядюшки Димы Менделеева»).
Тынчтыкбек Чоротегин.
12.12.2022.
Эр Тёштюк и утраченный Джан — Муса Мураталиев | ЛитРес
litres.ru
Эр Тёштюк и утраченный Джан — Муса Мураталиев | ЛитРес
В романе «Эр Тёштюк и утраченный Джан», написанном в жанре фэнтези, используются мотивы одноименного киргизского эпоса, содержатся ссылки на шумерскую, греческую, …

0 комментариев

Бекташ Шамшиев Жарма идеологдорго жакпаган жазуучу

Жарма идеологдорго жакпаган жазуучу

Нечаянная радость

15 марта 2022 года я побывал на Советской Родине!

Ей было по-прежнему 70 лет, а мне исполнилось ровно 80 лет и один месяц.

В Малом зале ЦДЛ мы отмечаем эту круглую дату.

Я вижу перед глазами родную советскую действительность, по которой взрослые истосковались не на шутку.

Сегодня московская власть отменила масочный режим от COVID – 19.

Везде можно появляться без масок, и никто тебя укорять не будет.

И как ни парадоксально, говорят, если теперь появишься на улице с маской, то это считается маскировкой лица.

Народ тянется в зал вяло: десяток, потом ещё, словом, нам с Соней тревожно.

Сын привёл своих людей, мы –  своих родных и друзей.

Подтянулись земляки – аксакалы, писатели.

Соня говорит: давай, запустим Сокола. Тем более страницы повести читает сам Николай Пеньков, известный актер МХАТ СССР.

«Хваткий мой» Александр Чанцев как-то сравнивал с «Розой мира» Даниила Андреева.

– Никого за уши тащить не будем, – говорит Соня, поняв мои переживания. – Кто хочет, тот придёт. Не хочет – извините, арканом никого не затащишь.

– Люди нуждаются в духовной подпитке, я в этом верен, – говорю я.

– Твои понимания исходят из твоей деревеньки Джар-кашат, – отвечает Соня сходу. – Сегодня в реальном мире каждый сам решает, что ему делать.

Довод жены убедителен.

– Вот Владимир Жириновский лежит в реанимации, хотя укололся восемь раз от Ковида, – говорю я.

Жена притихает. Тогда я беру смартфон, чтобы поторопить приглашенных в клуб.

Связи нет. А кто поднимает трубку, отвечает неуверенным голосом, что приехать на Большую Никитскую, 53 не сможет.

Звоню Марклену Эриковичу, он обещал быть.

Телефон молчит.

На его странице в Telegram появляется пространный текст.

Читаю, но конца и края ему нет.  Сочинительством занялся что ли? Ответил бы, не смогу – срочную работу выгружаю, всё-такое, и хорош. Но нет. Это не советский интеллигент, работающий на людей, нет, он другой.

Прекращаю читать ненужный мне текст.

В зале собравшихся все ещё недостаточно.

Обстоятельства толкают меня с новой силой на обзвон приглашённых.

В глубине души загорается обида за себя, нагнетая меня всерьёз:

– Что за ерунда! – возмущаюсь я.

В зале люди слушают повесть о соколе в исполнении Николая Пенькова.

Соня ждёт не моего ответа, а заполнения зала.

Её взгляд говорит: поборись, ты  должен повлиять на отошедших от культуры невежд!

Руководство Клуба в лице Галины Ильиничны Максимовой и Наталии Алексеевны Познанской предоставило мне зал бесплатно по случаю юбилейной даты.

Я, укрепив свои мысли словами жены, берусь в очередной раз за телефон.

Начинаю набирать номера знаменитых людей, которым  вроде бы положено по долгу быть здесь.

Они культурно отказываются, ссылаясь на разные причины, кто на занятия в институте, кто на плохое самочувствие.

Вдруг вижу через стекло входной двери приближающегося в клуб Александра Чанцева!

Из моей головы тут же улетучиваются всякие мысли.

С радостью иду встречать человека, обладающего незаурядным талантом, интеллигента от Бога!

На  душе  становится спокойно. Все трудности дня забыты.

Как только мы вошли в зал, услышали аплодисменты. Оказалось, отрывок о Соколе закончился.

Оставив Александра Чанцева, присевшего на заднем ряду, направляюсь  в президиум к Соне и Татьяне Давыдовой, которая открывает вечер.

Мне предоставляется слово.

Я рассказываю о случаях из своей журналистской деятельности: о поездках к строителям Токтогульской ГЭС и работницам электролампового завода  в Майлуу-суу.

 

Традиционное надевание виновнику торжества национального головного убора выполняет Председатель группы аксакалов Москвы и Московской области Эртабылды мырза, а его супруга накидывает на плечи Сони платок.

 

Выступление киргизских писателей, живущих в Москве.

Общий снимок с гостями-аксакалами. С нами Кулуйпа айым, доктор филологический наук, профессор кафедры философии Российского химико-технологического университета имени Д.И.Менделеева, писатель Александр Чанцев и Советник посольства Кыргызской Республики Эрмек мырза .

Вместе с молодежью. У них особый шарм, с ними веселье, радость, смех!

Соня за роялем вместе с певицей  Александрой Сафоновой  исполняют «Vaga luna» Беллини и «Жаворонка» Глинки.

Наш гость Александр Чанцев.

«Хваткий мой» читает актёр театра МХАТ СССР

Страницы повести. Читает Николай Пеньков (1984)

Сказки дедушки Мусы

https://www.litres.ru/musa-murataliev-24184715/skazki-dedushki-musy/

Сказки дедушки Мусы

Дорогое моему сердцу издательство ЛитРес: Самиздат выпустило очередную мою книгу. Меня радует оперативность доставки моих текстов читателям. Думаю, что это является мечтой любого пишущего человека.