Архив метки: Москва

Необходимое дополнение

По неизвестной мне причине журнал Za-Za опубликовал мою повесть «Глотнуть слюну» (Журнал «Зарубежные задворки» №29, ноябрь 2016, с. 188-207), пропустив начальные 2,5 страницы. Поэтому, давая ссылку на эту публикацию, я предваряю ее отсутствующим там текстом, чтобы представить читателю повесть так, как она задумана изначально. Автор.

 

ГЛОТНУТЬ СЛЮНУ

Повесть

ЗОЛОТАЯ НЕВЕСТА

Я открываю своим ключом квартиру на втором этаже. На лестничной площадке какие-то люди курят и неотрывным взглядом провожают меня до двери. Мне делается не по себе, незнакомые люди, а смотрят на меня пристально. Иду в ванную и, перешагивая порог, задеваю плитку, которая звякнув, падает на пол. Поднимаю её и не глядя убираю под ванну. Вижу стиральную машину и вспоминаю, что забыл включить, идя на пробежку. В ней мои кроссовки для занятий йогой. Запускаю машину и иду на кухню. Встречаю там Соню. Она подставляет правую щёку. Я чмокаю. Левую – чмокаю.

Тут же, не садясь, мы разговариваем. Содержание беседы у меня в голове не остается. За время разговора она дважды повторяет: «Ну, что же это такое? Когда же ты сядешь за стол?» Это я запоминаю, хотя мне неприятно слышать её упрёки. Молчу, потом направляюсь в кабинет. Прошу себе кофе, предупредив подать мне его в фарфоровой чашечке.

Сидим, пьём кофе, продолжаем разговор. Соня впихивает мне в рот пару таблеток «Centrum silver». Я вспоминаю и говорю ей: «Закажи жир акульей печени. И зелёный горошек». Кофе заканчивается, мы расходимся по комнатам.

Оказавшись в кабинете один, беру ручку, пером которой крепко прижимаю листы, чтобы не слетели со стола, так как я открыл форточку и образовался сквозняк. Голос жены возникает из большой комнаты: «Ну, что же это такое?» Я медленно опускаюсь в кресло, тогда она добавляет: «Пошла! Не провожай меня!»

Придвинувшись к столу, настраиваю себя, чтобы что-то написать. Смотрю на лист, лежащий передо мной. Он чист, на нем нет ни одного слова. Так я сижу ещё некоторое время с ручкой, зажатой пальцами левой руки. И тут против своей воли вскакиваю с кресла. Мочевой пузырь бьёт тревогу. Быстрыми шагами достигаю туалета. Стою, жду, пока вся жидкость не покинет мой пузырь. Едкий запах мочи создает дискомфорт. Тем не менее моя физиология приковывает к этому месту, заставляя стоять по команде смирно. Возвращаюсь в кабинет, сажусь в кресло и хочу писать задуманное. Напрягая мысли, ищу подходящее для начала слово. Вдруг понимаю, что у меня сию минуту нет охоты писать. Но заставляю себя оставаться тут ещё и ещё.

В кабинете воздух тяжёлый. Открываю окно и, подойдя к столу, сшибаю стакан! Упав на пол, он разбивается вдребезги. В это же время сквозняк сдувает бумаги со стола! Чистые листы, накрыв красный ковёр, остаются лежать на полу.

На стеллаже сбоку – широкоформатные словари, энциклопедии. За ними припрятан пузырёк “White Horse”. Я, всунув левую руку между томами «Татар теленең аңлатмалы сүзлеге[i]» и «The Hutchinson Pocket Encyclopedia[ii]», достаю пузырь. Большим и указательным пальцами той же руки, откупориваю, делаю глоток. Маловато! Тогда ещё два раза, чтобы горло как следует прогрелось. Нос прошибает обжигающая отрыжка.

Из-за окна слышится ворчание голубей. Апрель – весне конец. Рука с ручкой опускается на бумагу все ниже и ниже. Замечаю, что мне становится скучно. Тогда на своём кресле подъезжаю к окну. Жалюзи опущены, поднять их мне лень. В этот миг вдруг захотелось писать. Затылком чувствую, что это хороший текст. Желание, преодолевая мои возможности, терзает душу. На этот раз тоже писать не могу. Ручка осталась на столе. А прокатиться до стола мне лень. Жажда зафиксировать живую мысль всё же берёт верх. Встаю на ноги. Пока прошёл, обновился в памяти сюжетец, который я поймал еще в студенческие годы, после прочтения «Калевалы»[iii]!

http://za-za-verlag.net/bumzur/za-za-29.pdf

 

[i] Татар теленең аңлатмалы сүзлеге – Толковый словарь татарского языка.

[ii] The Hutchinson. Pocket Encyclopedia. – Карманная энциклопедия. The Hutchinson.

[iii] «Калевала» – карело-финский эпос.

Liverka

Musa Murataliev

LIVERKA /Story/

Looking down the street, I saw Hunchback from the eighth floor. He began walking to the stadium, but stopped suddenly. Then he began walking left to the side of the church, but after taking a few steps, stopped again. After coming out in the street, I found him standing in the same place. Once I came up to him, he said:
— I need sausage.
— How much?
— One ring.
He was standing, with a string-bag in his right hand and his hands behind his bent back. His back was bent since he was born. Bent-back became his name. That’s why in house No.8 on Eleventh Street, the people called him Hunchback.
— What kind of sausage do you need? I asked.
— I do not know about sausage, he said.
— You aren’t playing the fool, are you?
— I need a good one…
— Any sausage is good when you’re hungry.
-… so she would like it.
— And which one do you like?
— Liverka!- he replied happily. — I don’t know a thing about the other ones! Читать далее Liverka

День за днём

Сайт «Новая литература Кыргызстана» опубликовал мой рассказ.

 

Муса МУРАТАЛИЕВ

Ливерка

(рассказ)

 

Я, посмотрев из окна на улицу, увидел горбуна с восьмого этажа. Он направился было в сторону стадиона, но вдруг остановился. Потом повернул налево в сторону церкви, сделав несколько шагов, опять остановился. Выйдя на улицу, я нашёл его стоящим на том же месте. Как только я приблизился к нему, он сказал:

– Мне нужна колбаса.

– А сколько надо? – спросил я.

– Один круг.
Читать далее День за днём

ИНДИВИДУАЛИЗМ ПОРОЖДАЕТ ПРОРОКОВ

В Москве прошла конференция, посвящённая столетию великого киргизского поэта Алыкула Осмонова

Выступили писатель К. Джусупов, переводчик М.  Синельников, алыкуловед М. Тентимишев, литературовед А. Бондарев, зам.председателя Фонда А. Осмонова А. Эрматов, студенты МГЛУ Д. Домбровский, А. Доброван и др. Как бывает на таких мероприятиях, открывали конференцию ректор университета И. Халеева и посол КР в РФ Б. Джунусов

Моё выступление на конференции

Михаил Бахтин ввёл в литературоведение понятие большое время, чтобы подчеркнуть важность произведения. Это понятие является своеобразным нивелиром для определения лучших произведений, созданных любым писателем, любого народа. На большое время работали и киргизские писатели: Чингиз Айтматов, Тугельбай Сыдыкбеков, Узакбай Абдукаимов, Толеген Касымбеков, Аалы Токомбаев, Алыкул Осмонов, Касымалы Баялинов, Суюнбай Эралиев, Мидин Алыбаев, Райкан Шукурбеков, Байдылда Сарногоев, Шатман Садыбакасов, Кенеш Джусупов, Ашым Джакыпбеков, Джалил Садыков, Бексултан Джакиев, Мар Байджиев и другие.

============ Читать далее ИНДИВИДУАЛИЗМ ПОРОЖДАЕТ ПРОРОКОВ

День за днём

Сегодня мы видели этих утят в нашем пруду. Другие годы утки появлялись ранней весной и пребывали до глубокой осени, а потом улетали в теплые края. Ни разу не случилось гнездование. И вдруг этот выводок, как доверие москвичам…

IMG_20150618_131636