Архив метки: Россия

День за днём

cover_gastarbiterУвидела свет моя новая книга  — «Гастарбайтер»:  роман в трёх действиях.

Ее  выпустило московское издательство «Зебра Е»   тиражом 1000 экземпляров, зато объем  —  640 страниц.

День за днём

Продолжаем знакомить с выступлениями ораторов на презентации книги «Нашествие мигрантов» в Торговом Доме «Библио-Глобус» 17 ноября 2014

Евгений Попов, Ольга Озерцова и Муса Мураталиев
Евгений Попов, Ольга Озерцова и Муса Мураталиев

Евгений Попов. – Я написал предисловие к книге «Нашествие мигрантов» с превеликим удовольствием, потому что я давно знаю Мусу и читаю все, что он пишет. Ко мне сейчас пришла в голову еретическая мысль: киргизская литература с Чингиза Айтматова началась и закончится никакой! Но существование Мусы Мураталиева говорит о том, что она успешно развивается. Она развивается в традициях своих предков. А традиции лежат огромные, не только в текстах, нам известных с советского послереволюционного времени, но и в эпосах и массе других материалов фольклорного характера.

Что касается романов Мусы, то в них мы видим не попытку восстановления исчезнувшей советской империи, от Москвы до самых до окраин, а попытку собирания единого духовного пространства. А оно ведь и от реальных вещей сильно зависит! Что я имею в виду? Регистрацию, прописку, мента, который берет деньги от человека неславянской внешности. Я говорю о том  духовном пространстве, на котором был построен успех Айтматова, потом и белорусская проза с какими-то неуловимыми среднерусскими оттенками. И вот теперь Муса пишет о том же духовном пространстве…

Сейчас читатели люди опытные. А писатель-то тем более должен быть на уровне. Теперь, раскрыв книжку, по первой строчке можно определить, что это писатель или нет. Романы Мусы – настоящая литература! Сейчас столько много псевдятины, а тут серьёзная литература! Я понимаю и не гневаюсь, так устроена жизнь. Люди живут тяжело, им надо выживать, но появилось огромное пространство, заваленное «пластмассовой» литературой. Есть она или нет – мне все равно. Такая литература, которой сейчас множество – одноразовая. А книги Мусы Мураталиева, которые я читал, вот они – навсегда! Я понимаю, что такая литература каких-то вулканических успехов сходу не берет, но знаю, что это настоящая литература!

Встреча в «Библио-Глобусе»

17 ноября прошла встреча писателей и читателей в Торговом Доме «Библио-Глобус» на Мясницкой. Поводом послужил выход книги «Нашествие мигрантов». Своими впечатлениями о романе поделились лауреат многих литературных премий, известный прозаик Евгений Попов, главный редактор издательства «Зебра Е», прозаик Владимир Вестерман, руководитель «Историко-литературного клуба», прозаик  Ольга Озерцова и др.

Роман «Нашествие мигрантов» ‑ это третья, заключительная часть трилогии о мигрантском движении в России. Инициатором встречи выступил «Историко-литературный клуб» торгового Дома «Библио-Глобус» в Москве.

Перед открытием
Перед открытием. Евгений Попов, Муса Мураталиев и Ольга Озерцова
Евгений Попов, Ольга Озерцова, Муса Мураталиев и Владимир Вестерман
Евгений Попов, Ольга Озерцова, Муса Мураталиев и Владимир Вестерман

Читать далее Встреча в «Библио-Глобусе»

Андрей Шарый беседует с Мусой Мураталиевым

Москва, обожествленное небо

data:text/mce-internal,

В московском издательстве «Зебра Е» вышел новый роман Мусы Мураталиева «Нашествие мигрантов», завершающий трилогию о жизни в России выходцев из Центральной Азии. Мураталиев, в прошлом – многолетний корреспондент в Москве киргизской службы Радио Свобода, пишет на русском языке и сочетает в своих книгах реалистический подход с мистическим.

Герои произведений Мураталиева увлекаются тенгрианством – исходящими от древних шумеров религиозными верованиями, в основе философии которых лежит поклонение небу и земле. В московской реальности, однако, большую помощь, чем поклонение мистическим идолам, как выяснил Мураталиев, мигрантам оказывают сердобольные русские люди – вроде управдома Марии Ивановны, нашедшей несчастным работу в обход трудового кодекса.

Муса Мураталиев печатается с начала 1970-х годов, он – автор дюжины книг, пишет романы, повести, рассказы. Трилогию о тенгри-мигрантах, помимо собственно романа «Нашествие мигрантов», составляют книги «Идол и Мария» и «Тоска по огню».

– Мне нужно было максимально сблизить своих героев с современным миром, потому и возникла «мигрантская» тематика, – рассказал в интервью Радио Свобода Муса Мураталиев. – Я в Москве за долгие годы жизни здесь много чего видел, да и сам я – отчасти трудовой мигрант, вот и написал уже три книги по этой проблематике. Мои герои – в основном так называемые понаехавшие, однако они живут в окружении коренных москвичей, генерала Панфилова, управдома Марии Ивановны, Щитогубова. Часто эти встречи и решают их судьбы, которые на родине, наверное, сложились бы совсем по-другому.

– Что это за типаж, по вашему мнению, – трудовой мигрант в Москве? Это униженный москвичами, низкой зарплатой, условиями жизни человек или просто свободный профессионал, который продает свой труд за деньги и чувствует себя ничуть не хуже окружающих?

– Было бы, конечно, прекрасно, если бы каждый человек просто продавал свой труд и за это получал достойные деньги. Наши современники хотят быть нужными, востребованными людьми. Но, к сожалению, обстоятельства меняются, и меняются круто. Нравы к лучшему не меняются. А герои мои – очень странные и очень разные люди. Среди них есть и интеллектуалы, есть и рабочие, есть люди, служащие Богу. Кто-то становится жертвой, кто-то находит свое место в жизни.

К сожалению, в большинстве своем они – неудачники, отчасти еще и потому, потому принадлежат ко второму, даже к третьему постсоветскому поколению. Первое поколение мигрантов – люди, вышедшие из советского двора, они хотя бы знали русский язык и московские обычаи. К ним и относились по-другому, их часто признавали за равных, в какой-то мере к ним относились сочувственно. А многие нынешние мигранты, мои герои, даже русского языка толком не знают. И общественная среда изменилась, возникло Движение против нелегальной миграции, националисты в России на подъеме… В конечном счете, многие возвращаются из Москвы ни с чем.

– На вашей странице в «Википедии» указано, что вы – советский, киргизский и российский писатель. У вас за плечами четыре десятилетия литературного творчества. Кем вы себя больше ощущаете – все-таки вы киргизский писатель или российский? Книги ваши написаны на русском языке, но вы пишете и по-киргизски.

– В последнее время я пишу на русском языке. Это не родной язык для меня, но ведь сейчас с помощью компьютера любую грамматическую ошибку можно найти. Конечно, редакторы и корректоры мне помогают. Русский язык для меня главный.

– В своих книгах вы много размышляете о древней религии тенгрианства. Откуда у вас этот интерес?

– Я все это видел своими глазами – мать моего отца, например, признавала тенгрианство. В Киргизии сейчас, конечно, исповедуется ислам, его либеральное толкование, но тенгрианство, обожествление неба, все-таки остается у нас в жизни как старое напоминание. Мои герои ведь страдают в Москве от ничегонеделания. Николай Бердяев не зря говорил, что, когда человек скучает, он приближается к Богу, у него появляется больше времени для того, чтобы познать своего Бога. Мои герои в ожидании работы постепенно приблизились к познанию своего Бога. Они вдруг увидели в кукле, которую странным образом нашли на родине в горах и взяли с собой в Россию в качестве талисмана, идола, духовный мистический символ. Эта кукла словно говорит человеческим языком, в какой-то мере управляет их мыслью. Поэтому они начинают верить в то, что слышат голос Тенгри. Тенгрианство – религия древних шумеров, это шумеры уподобили жизнь небу и земле. Вот и киргизы до сих пор это делают.

– Вы думаете, что трудовому мигранту легче выжить в современной Москве, если он верует в Тенгри?

– Легче, потому что тенгрианство, существовавшее на наших территориях до прихода Чингисхана, простым образом объясняет жизнь. Сам Чингисхан одно время был тенгрианцем, тюркоязычные народы, монголы свято верили когда-то в Тенгри. Если придерживаться этики этой религии, то получается, что тебе ничего не надо – нужны просто небо и земля. Самое главное – это простая духовная опора…

— Мои герои в ожидании работы постепенно приблизились к познанию своего Бога

– Вы закончили трилогию о мигрантах в Москве, о влиянии на них древней религии, верований неба и земли. Что сейчас у вас в чернильнице?

x
Муса Мураталиев и Чингиз Айтматов в киргизской делегации на VIII съезде Союза писателей СССР. 1986 год

Муса Мураталиев и Чингиз Айтматов в киргизской делегации на VIII съезде Союза писателей СССР. 1986 год

– Я недавно завершил роман «Поэт и писарь», из жизни советских писателей. Это уже не про мигрантов: о том, как писатели держались, как их советская власть «перевоспитывала», о том, на какие компромиссы они шли ради успеха и славы. Я ведь и сам в молодости был свидетелем этих процессов. Отчасти это книга о реальных людях, но главное – об обстановке в литературной среде в советские времена. Пока продолжаю поиски издателя, книга вызвала разные отклики среди тех, кому я дал ее прочитать. Некоторым она показалась скандальной, – рассказал Радио Свобода писатель Муса Мураталиев.

Фрагмент итогового выпуска программы «Время Свободы»

Сергей Каратов о «Нашествии мигрантов»

Газета Факты, события Печатная версия

02.10.2014 00:01:00

Шумеры и мигранты

На празднике Мусы Мураталиева

Тэги: мураталиевнашествие мигрантовроманпрезентация

мураталиев, нашествие мигрантов, роман, презентацияДобрый прищур восточного мудреца Мусы Мураталиева.  Фото Айымкан Кулукеевой

На днях в Центральном доме литераторов состоялась презентация нового романа Мусы Мураталиева «Нашествие мигрантов».

Ведущая вечера критик Татьяна Давыдова отметила особенность архитектоники книги, состоящей из коротких глав, которые легко читаются и запоминаются, но при этом имеют некую автономность. Особенно это касается научных размышлений одного из главных героев. Так в главе «В подвале» Бек Мурза разъясняет членам семьи важность прочтения книги, рассказывающей об истории жизни и верованиях древнего шумерского народа. Здесь герой романа выступает в роли ученого, открывающего читателям происхождение монотеистских верований, основанных на ряде сюжетов, созданных шумерами.
Читать далее Сергей Каратов о «Нашествии мигрантов»