Архив рубрики: espagnol

Шедевр Иоганна Себастьяна Баха

Вчера слушали Мессу си минор И.С. Баха в Большом зале Московской консерватории имени П. И. Чайковского.

Исполняли Академический большой хор «Мастера  хорового пения» и Московский камерный оркестр «MUSICA VIVA».

Редкое событие в московской концертной жизни!

Зал

Нечаянная радость

15 марта 2022 года я побывал на Советской Родине!

Ей было по-прежнему 70 лет, а мне исполнилось ровно 80 лет и один месяц.

В Малом зале ЦДЛ мы отмечаем эту круглую дату.

Я вижу перед глазами родную советскую действительность, по которой взрослые истосковались не на шутку.

Сегодня московская власть отменила масочный режим от COVID – 19.

Везде можно появляться без масок, и никто тебя укорять не будет.

И как ни парадоксально, говорят, если теперь появишься на улице с маской, то это считается маскировкой лица.

Народ тянется в зал вяло: десяток, потом ещё, словом, нам с Соней тревожно.

Сын привёл своих людей, мы –  своих родных и друзей.

Подтянулись земляки – аксакалы, писатели.

Соня говорит: давай, запустим Сокола. Тем более страницы повести читает сам Николай Пеньков, известный актер МХАТ СССР.

«Хваткий мой» Александр Чанцев как-то сравнивал с «Розой мира» Даниила Андреева.

– Никого за уши тащить не будем, – говорит Соня, поняв мои переживания. – Кто хочет, тот придёт. Не хочет – извините, арканом никого не затащишь.

– Люди нуждаются в духовной подпитке, я в этом верен, – говорю я.

– Твои понимания исходят из твоей деревеньки Джар-кашат, – отвечает Соня сходу. – Сегодня в реальном мире каждый сам решает, что ему делать.

Довод жены убедителен.

– Вот Владимир Жириновский лежит в реанимации, хотя укололся восемь раз от Ковида, – говорю я.

Жена притихает. Тогда я беру смартфон, чтобы поторопить приглашенных в клуб.

Связи нет. А кто поднимает трубку, отвечает неуверенным голосом, что приехать на Большую Никитскую, 53 не сможет.

Звоню Марклену Эриковичу, он обещал быть.

Телефон молчит.

На его странице в Telegram появляется пространный текст.

Читаю, но конца и края ему нет.  Сочинительством занялся что ли? Ответил бы, не смогу – срочную работу выгружаю, всё-такое, и хорош. Но нет. Это не советский интеллигент, работающий на людей, нет, он другой.

Прекращаю читать ненужный мне текст.

В зале собравшихся все ещё недостаточно.

Обстоятельства толкают меня с новой силой на обзвон приглашённых.

В глубине души загорается обида за себя, нагнетая меня всерьёз:

– Что за ерунда! – возмущаюсь я.

В зале люди слушают повесть о соколе в исполнении Николая Пенькова.

Соня ждёт не моего ответа, а заполнения зала.

Её взгляд говорит: поборись, ты  должен повлиять на отошедших от культуры невежд!

Руководство Клуба в лице Галины Ильиничны Максимовой и Наталии Алексеевны Познанской предоставило мне зал бесплатно по случаю юбилейной даты.

Я, укрепив свои мысли словами жены, берусь в очередной раз за телефон.

Начинаю набирать номера знаменитых людей, которым  вроде бы положено по долгу быть здесь.

Они культурно отказываются, ссылаясь на разные причины, кто на занятия в институте, кто на плохое самочувствие.

Вдруг вижу через стекло входной двери приближающегося в клуб Александра Чанцева!

Из моей головы тут же улетучиваются всякие мысли.

С радостью иду встречать человека, обладающего незаурядным талантом, интеллигента от Бога!

На  душе  становится спокойно. Все трудности дня забыты.

Как только мы вошли в зал, услышали аплодисменты. Оказалось, отрывок о Соколе закончился.

Оставив Александра Чанцева, присевшего на заднем ряду, направляюсь  в президиум к Соне и Татьяне Давыдовой, которая открывает вечер.

Мне предоставляется слово.

Я рассказываю о случаях из своей журналистской деятельности: о поездках к строителям Токтогульской ГЭС и работницам электролампового завода  в Майлуу-суу.

 

Традиционное надевание виновнику торжества национального головного убора выполняет Председатель группы аксакалов Москвы и Московской области Эртабылды мырза, а его супруга накидывает на плечи Сони платок.

 

Выступление киргизских писателей, живущих в Москве.

Общий снимок с гостями-аксакалами. С нами Кулуйпа айым, доктор филологический наук, профессор кафедры философии Российского химико-технологического университета имени Д.И.Менделеева, писатель Александр Чанцев и Советник посольства Кыргызской Республики Эрмек мырза .

Вместе с молодежью. У них особый шарм, с ними веселье, радость, смех!

Соня за роялем вместе с певицей  Александрой Сафоновой  исполняют «Vaga luna» Беллини и «Жаворонка» Глинки.

Наш гость Александр Чанцев.

«Хваткий мой» читает актёр театра МХАТ СССР

Страницы повести. Читает Николай Пеньков (1984)

Поздравление

ПОЗДРАВЛЯЕМ С 80-ЛЕТИЕМ МУСУ МУРАТАЛИЕВА!

2018-02-14-18-41-40_1174

 

https://www.facebook.com/mmurataliev/

Член Русского ПЕН-центра с 2011 года, киргизский писатель Муса Мураталиев прошёл тернистый путь. После окончания школы в г.. Нарыне ему пришлось пойти работать — для продолжения образования в семье не было средств. Работал в тех учреждениях, где предоставлялось общежитие. Спустя год Муса поступил на вечернее отделение  Киргизского государственного университета, а в 1965-м — в Литературный институт имени А. М. Горького, который успешно закончил в 1970 г.

В 1969 году журнал «Ала-Тоо» опубликовал его первый роман «Токой», который подвергся резкой критике по идейным соображениям. В том же году журнал «Литературный Киргизстан» опубликовал его новеллу «Или ты чужой?». С этого времени Муса начинает регулярно печататься в республиканских и центральных газетах и журналах.

В 1972 году он — собкор Агентства печати «Новости» по Киргизской ССР, а в  1974-м  Муса Мураталиев был принят в Союз писателей СССР и назначен на должность консультанта по киргизской литературе. С этого времени он постоянно живёт в Москве.

С 1997 по 2005 гг. преподавал на должности профессора в Высшем театральном училище им. М. С. Щепкина. С 1993 по 2011 год внештатно сотрудничал с радио «Свобода». В 1997 году становится членом Союз писателей Москвы.

В 1985 году немецкое издательство «Volk und Welt» выпустило сборник рассказов и повестей нового поколения советских писателей, куда вошла повесть Мусы Мураталиева «Хваткий мой» наряду с произведениями таких авторов, как В. МаканинВ. КрупинА. КимЛ. Петрушевская и другие.

В своё время некоторые его произведения терпели притеснения со стороны официальных властей. Роман «Майская кукушка» критиковался на январском (1987 года) пленуме ЦК КПСС, как «отступление от классовых позиций и принципов историзма».

Была попытка снять его с работы, помогла лишь твёрдая позиция известных писателей Ч. Айтматова, Р. Гамзатова, Я. Козлова и З. Кедриной. Долгое время после этого произведения М. Мураталиева не печатались. Только в 2011 году Мураталиев выпустил новую книгу, куда вошли два романа: «Идол и Мария» и «Сказитель Манаса». В них отражены перемены, произошедшие в бывшем советском обществе. Эта же тема продолжена в романах «Тоска по огню», «Гастарбайтер» и «Нашествие мигрантов», который критики назвали «бомбой замедленного действия».

От всей души желаем дорогому Мусе Мураталиеву крепкого здоровья и новых, таких же интересных и злободневных книг!

Пять минут о Чингизе Айтматове

Мой рассказ о фактах из жизни великого писателя Чингиза Айтматова на конференции, которая состоялась в Общественной палате Российской Федерации

 

 

Официальный сайт