Архив метки: Повесть

Нечаянная радость

15 марта 2022 года я побывал на Советской Родине!

Ей было по-прежнему 70 лет, а мне исполнилось ровно 80 лет и один месяц.

В Малом зале ЦДЛ мы отмечаем эту круглую дату.

Я вижу перед глазами родную советскую действительность, по которой взрослые истосковались не на шутку.

Сегодня московская власть отменила масочный режим от COVID – 19.

Везде можно появляться без масок, и никто тебя укорять не будет.

И как ни парадоксально, говорят, если теперь появишься на улице с маской, то это считается маскировкой лица.

Народ тянется в зал вяло: десяток, потом ещё, словом, нам с Соней тревожно.

Сын привёл своих людей, мы –  своих родных и друзей.

Подтянулись земляки – аксакалы, писатели.

Соня говорит: давай, запустим Сокола. Тем более страницы повести читает сам Николай Пеньков, известный актер МХАТ СССР.

«Хваткий мой» Александр Чанцев как-то сравнивал с «Розой мира» Даниила Андреева.

– Никого за уши тащить не будем, – говорит Соня, поняв мои переживания. – Кто хочет, тот придёт. Не хочет – извините, арканом никого не затащишь.

– Люди нуждаются в духовной подпитке, я в этом верен, – говорю я.

– Твои понимания исходят из твоей деревеньки Джар-кашат, – отвечает Соня сходу. – Сегодня в реальном мире каждый сам решает, что ему делать.

Довод жены убедителен.

– Вот Владимир Жириновский лежит в реанимации, хотя укололся восемь раз от Ковида, – говорю я.

Жена притихает. Тогда я беру смартфон, чтобы поторопить приглашенных в клуб.

Связи нет. А кто поднимает трубку, отвечает неуверенным голосом, что приехать на Большую Никитскую, 53 не сможет.

Звоню Марклену Эриковичу, он обещал быть.

Телефон молчит.

На его странице в Telegram появляется пространный текст.

Читаю, но конца и края ему нет.  Сочинительством занялся что ли? Ответил бы, не смогу – срочную работу выгружаю, всё-такое, и хорош. Но нет. Это не советский интеллигент, работающий на людей, нет, он другой.

Прекращаю читать ненужный мне текст.

В зале собравшихся все ещё недостаточно.

Обстоятельства толкают меня с новой силой на обзвон приглашённых.

В глубине души загорается обида за себя, нагнетая меня всерьёз:

– Что за ерунда! – возмущаюсь я.

В зале люди слушают повесть о соколе в исполнении Николая Пенькова.

Соня ждёт не моего ответа, а заполнения зала.

Её взгляд говорит: поборись, ты  должен повлиять на отошедших от культуры невежд!

Руководство Клуба в лице Галины Ильиничны Максимовой и Наталии Алексеевны Познанской предоставило мне зал бесплатно по случаю юбилейной даты.

Я, укрепив свои мысли словами жены, берусь в очередной раз за телефон.

Начинаю набирать номера знаменитых людей, которым  вроде бы положено по долгу быть здесь.

Они культурно отказываются, ссылаясь на разные причины, кто на занятия в институте, кто на плохое самочувствие.

Вдруг вижу через стекло входной двери приближающегося в клуб Александра Чанцева!

Из моей головы тут же улетучиваются всякие мысли.

С радостью иду встречать человека, обладающего незаурядным талантом, интеллигента от Бога!

На  душе  становится спокойно. Все трудности дня забыты.

Как только мы вошли в зал, услышали аплодисменты. Оказалось, отрывок о Соколе закончился.

Оставив Александра Чанцева, присевшего на заднем ряду, направляюсь  в президиум к Соне и Татьяне Давыдовой, которая открывает вечер.

Мне предоставляется слово.

Я рассказываю о случаях из своей журналистской деятельности: о поездках к строителям Токтогульской ГЭС и работницам электролампового завода  в Майлуу-суу.

 

Традиционное надевание виновнику торжества национального головного убора выполняет Председатель группы аксакалов Москвы и Московской области Эртабылды мырза, а его супруга накидывает на плечи Сони платок.

 

Выступление киргизских писателей, живущих в Москве.

Общий снимок с гостями-аксакалами. С нами Кулуйпа айым, доктор филологический наук, профессор кафедры философии Российского химико-технологического университета имени Д.И.Менделеева, писатель Александр Чанцев и Советник посольства Кыргызской Республики Эрмек мырза .

Вместе с молодежью. У них особый шарм, с ними веселье, радость, смех!

Соня за роялем вместе с певицей  Александрой Сафоновой  исполняют «Vaga luna» Беллини и «Жаворонка» Глинки.

Наш гость Александр Чанцев.

«Хваткий мой» читает актёр театра МХАТ СССР

Страницы повести. Читает Николай Пеньков (1984)

О книге Ковид-дыра

Друзья! Сайт РИДЛИ представляет мою новую книгу «Ковид-дыра». https://readli.net/kovid-dyira/Дорогой ценитель литературы, погрузившись в уютное кресло и укутавшись теплым шерстяным пледом книга «Ковид-дыра» Муса Мураталиев поможет тебе приятно скоротать время. С помощью намеков, малозначимых деталей постепенно вырастает главное целое, убеждая читателя в реальности прочитанного. Интригует именно та нить сюжета, которую хочется распутать и именно она в конце становится действительностью с неожиданным поворотом событий. Темы любви и ненависти, добра и зла, дружбы и вражды, в какое бы время они не затрагивались, всегда остаются актуальными и насущными. Чувствуется определенная особенность, попытка выйти за рамки основной идеи и внести ту неповторимость, благодаря которой появляется желание вернуться к прочитанному. Легкий и утонченный юмор подается в умеренных дозах, позволяя немного передохнуть и расслабиться от основного потока информации. Одну из важнейших ролей в описании окружающего мира играет цвет, он ощутимо изменяется во время смены сюжетов. Портрет главного героя подобран очень удачно, с первых строк проникаешься к нему симпатией, сопереживаешь ему, радуешься его успехам, огорчаешься неудачами. Из-за талантливого и опытного изображения окружающих героев пейзажей, хочется быть среди них и оставаться с ними как можно дольше. Автор искусно наполняет текст деталями, используя в том числе описание быта, но благодаря отсутствию тяжеловесных описаний произведение читается на одном выдохе. Несмотря на изумительную и своеобразную композицию, развязка потрясающе проста и гениальна, с проблесками исключительной поэтической силы…

Необходимое дополнение

По неизвестной мне причине журнал Za-Za опубликовал мою повесть «Глотнуть слюну» (Журнал «Зарубежные задворки» №29, ноябрь 2016, с. 188-207), пропустив начальные 2,5 страницы. Поэтому, давая ссылку на эту публикацию, я предваряю ее отсутствующим там текстом, чтобы представить читателю повесть так, как она задумана изначально. Автор.

 

ГЛОТНУТЬ СЛЮНУ

Повесть

ЗОЛОТАЯ НЕВЕСТА

Я открываю своим ключом квартиру на втором этаже. На лестничной площадке какие-то люди курят и неотрывным взглядом провожают меня до двери. Мне делается не по себе, незнакомые люди, а смотрят на меня пристально. Иду в ванную и, перешагивая порог, задеваю плитку, которая звякнув, падает на пол. Поднимаю её и не глядя убираю под ванну. Вижу стиральную машину и вспоминаю, что забыл включить, идя на пробежку. В ней мои кроссовки для занятий йогой. Запускаю машину и иду на кухню. Встречаю там Соню. Она подставляет правую щёку. Я чмокаю. Левую – чмокаю.

Тут же, не садясь, мы разговариваем. Содержание беседы у меня в голове не остается. За время разговора она дважды повторяет: «Ну, что же это такое? Когда же ты сядешь за стол?» Это я запоминаю, хотя мне неприятно слышать её упрёки. Молчу, потом направляюсь в кабинет. Прошу себе кофе, предупредив подать мне его в фарфоровой чашечке.

Сидим, пьём кофе, продолжаем разговор. Соня впихивает мне в рот пару таблеток «Centrum silver». Я вспоминаю и говорю ей: «Закажи жир акульей печени. И зелёный горошек». Кофе заканчивается, мы расходимся по комнатам.

Оказавшись в кабинете один, беру ручку, пером которой крепко прижимаю листы, чтобы не слетели со стола, так как я открыл форточку и образовался сквозняк. Голос жены возникает из большой комнаты: «Ну, что же это такое?» Я медленно опускаюсь в кресло, тогда она добавляет: «Пошла! Не провожай меня!»

Придвинувшись к столу, настраиваю себя, чтобы что-то написать. Смотрю на лист, лежащий передо мной. Он чист, на нем нет ни одного слова. Так я сижу ещё некоторое время с ручкой, зажатой пальцами левой руки. И тут против своей воли вскакиваю с кресла. Мочевой пузырь бьёт тревогу. Быстрыми шагами достигаю туалета. Стою, жду, пока вся жидкость не покинет мой пузырь. Едкий запах мочи создает дискомфорт. Тем не менее моя физиология приковывает к этому месту, заставляя стоять по команде смирно. Возвращаюсь в кабинет, сажусь в кресло и хочу писать задуманное. Напрягая мысли, ищу подходящее для начала слово. Вдруг понимаю, что у меня сию минуту нет охоты писать. Но заставляю себя оставаться тут ещё и ещё.

В кабинете воздух тяжёлый. Открываю окно и, подойдя к столу, сшибаю стакан! Упав на пол, он разбивается вдребезги. В это же время сквозняк сдувает бумаги со стола! Чистые листы, накрыв красный ковёр, остаются лежать на полу.

На стеллаже сбоку – широкоформатные словари, энциклопедии. За ними припрятан пузырёк “White Horse”. Я, всунув левую руку между томами «Татар теленең аңлатмалы сүзлеге[i]» и «The Hutchinson Pocket Encyclopedia[ii]», достаю пузырь. Большим и указательным пальцами той же руки, откупориваю, делаю глоток. Маловато! Тогда ещё два раза, чтобы горло как следует прогрелось. Нос прошибает обжигающая отрыжка.

Из-за окна слышится ворчание голубей. Апрель – весне конец. Рука с ручкой опускается на бумагу все ниже и ниже. Замечаю, что мне становится скучно. Тогда на своём кресле подъезжаю к окну. Жалюзи опущены, поднять их мне лень. В этот миг вдруг захотелось писать. Затылком чувствую, что это хороший текст. Желание, преодолевая мои возможности, терзает душу. На этот раз тоже писать не могу. Ручка осталась на столе. А прокатиться до стола мне лень. Жажда зафиксировать живую мысль всё же берёт верх. Встаю на ноги. Пока прошёл, обновился в памяти сюжетец, который я поймал еще в студенческие годы, после прочтения «Калевалы»[iii]!

http://za-za-verlag.net/bumzur/za-za-29.pdf

 

[i] Татар теленең аңлатмалы сүзлеге – Толковый словарь татарского языка.

[ii] The Hutchinson. Pocket Encyclopedia. – Карманная энциклопедия. The Hutchinson.

[iii] «Калевала» – карело-финский эпос.

День за днём

Друзья, спешу сообщить, что литературно-художественный журнал Za-Za «Зарубежные задворки» в ноябрьском номере опубликовал мою новую повесть «Глотнуть слюну».

http://za-za-verlag.net/bumzur/za-za-29.pdf

Журнал ZA-ZA № 29