Архив рубрики: Нашествие мигрантов

День за днём

Продолжаем знакомить с выступлениями ораторов на презентации книги «Нашествие мигрантов» в Торговом Доме «Библио-Глобус» 17 ноября 2014

Евгений Попов, Ольга Озерцова и Муса Мураталиев
Евгений Попов, Ольга Озерцова и Муса Мураталиев

Евгений Попов. – Я написал предисловие к книге «Нашествие мигрантов» с превеликим удовольствием, потому что я давно знаю Мусу и читаю все, что он пишет. Ко мне сейчас пришла в голову еретическая мысль: киргизская литература с Чингиза Айтматова началась и закончится никакой! Но существование Мусы Мураталиева говорит о том, что она успешно развивается. Она развивается в традициях своих предков. А традиции лежат огромные, не только в текстах, нам известных с советского послереволюционного времени, но и в эпосах и массе других материалов фольклорного характера.

Что касается романов Мусы, то в них мы видим не попытку восстановления исчезнувшей советской империи, от Москвы до самых до окраин, а попытку собирания единого духовного пространства. А оно ведь и от реальных вещей сильно зависит! Что я имею в виду? Регистрацию, прописку, мента, который берет деньги от человека неславянской внешности. Я говорю о том  духовном пространстве, на котором был построен успех Айтматова, потом и белорусская проза с какими-то неуловимыми среднерусскими оттенками. И вот теперь Муса пишет о том же духовном пространстве…

Сейчас читатели люди опытные. А писатель-то тем более должен быть на уровне. Теперь, раскрыв книжку, по первой строчке можно определить, что это писатель или нет. Романы Мусы – настоящая литература! Сейчас столько много псевдятины, а тут серьёзная литература! Я понимаю и не гневаюсь, так устроена жизнь. Люди живут тяжело, им надо выживать, но появилось огромное пространство, заваленное «пластмассовой» литературой. Есть она или нет – мне все равно. Такая литература, которой сейчас множество – одноразовая. А книги Мусы Мураталиева, которые я читал, вот они – навсегда! Я понимаю, что такая литература каких-то вулканических успехов сходу не берет, но знаю, что это настоящая литература!

День за днём

Акбар Рыскул, председатель союза писателей Кыргызстана
Акбар Рыскул, председатель союза писателей Кыргызстана,

Продолжаем знакомить с выступлениями ораторов на презентации книги «Нашествие мигрантов» в Центральном Доме литераторов 23 октября

Акбар Рыскул, председатель Союза писателей Кыргызстана, Заслуженный деятель культуры КР, известный поэт и государственный деятель

— Я согласен, когда заявляют, что  Муса Мураталиев российский писатель, потому как он пишет по-русски,  в то же время я считаю, что он в первую очередь кыргызский писатель, ибо он кровь от крови, плот от плоти от нашего мира. Теперь, к сожалению, время разделило нас на две части  — до Чингиза Айтматова и после Чингиза Айтматова. Сейчас на эту послеайтматовскую арену выходят достойные его продолжатели, одной из ярких  таких фигур является Муса Мураталиев. Мы помним, как его первые публикации на страницах журнала «Ала-Тоо» вызывали неодобрение со стороны партийной организации. Так что  он еще тогда имел характер, и тогда умел защищать свою идею, выразив её откровенно и столь ярко. А когда он стал представителем кыргызской литературы в Москве, многие, ранее критиковавшие его  оппоненты, изменили свое отношение к творчеству Мусы Мураталиева. Начали захваливать, называя его новым классиком, говорили, что Мураталиев теперь должен и может дать продукцию высшей пробы, как настоящий интеллектуал. А вышло, на самом деле он «оправдал» их надежды. Мне кажется, он никогда не останавливался на достигнутом, что характерно для больших талантливых творческих личностей. В конце приглашаю вас, Мусаке, приезжайте в Бишкек, мы проведем обсуждение Вашей новой книги. Вас в Москве знают, а в Бишкек вас не знают…


 

Ольга Озерцова, прозаик, литературный критик
Ольга Озерцова, прозаик, литературовед

Ольга Озерцова, прозаик, литературовед.

— Есть несколько тенденций в творчестве Мусы Мураталиева. Это активно-социальная, связанная с мигрантами, и очень интересная, мифологическая, связанная с природой. Последняя у него на этот раз как-то в сокращенном виде представлена в книге. Это, конечно, печально. Я хочу обратить внимание на особый дар Мусы Мураталиева  в описании природы. Я думаю, что на тему социальную  многие могут написать, а мифология – это, конечно, особая вещь. Описание природы у Мусы Мураталиева — совершенно необычное. Оно очень живое и отличается таким удивительным, может быть, это киргизская особенность, видением мира. Я думаю, что оно даже отличается от айтматовского видения. У Айтматова оно более архитипично, мифологично, символично. Акбара, например, то ли он волк, то ли она человек. У Мусы удивительное описание природы, у него природа как  в действительности, мне кажется, что, например, животные его вот так вот чувствуют. Это не описание со стороны, это их эмоции изнутри. Очень органично, необычно! Это мне напоминает «Слово о полку Игореве». Там вот такое сращенное восприятие животных и птиц. У Айтматова есть повесть «Плач перелетной птицы», там очень необычные птицы. В предыдущей книге, «Тоска по огню», на её задворках есть повесть о соколе — «Хваткий мой», которая удивительно совершенна! А в этой книге, «Нашествие мигрантов», есть повестушка  — «Жнивье». Обратите внимание на это маленькое произведение. Оно уникально, прежде всего, тем, что повесть построена на эмоциях и восприятии серой овечки – Сарыкой!.. Я очень надеюсь, что Муса Мураталиев их объединит и сделает книгу, отдельную, она будет очень необычной и ценной, как у Тургенева «Записки охотника».


 

Обложка книги Нашествие мигрантов
Обложка книги Нашествие мигрантов

М.Мураталиев, прозаик и журналист:

— У меня несколько ремарок. Относительно влияния Манаса, на  текст романов, могу сказать, что великий эпос – наша идеология, потому как мы его знаем с малых лет, а потом всю жизнь осваиваем его. Относительно имен в «Нашествии мигрантов». Имен иммигрантов — более сорока, то есть столько, из скольких родов состоит кыргызская нация. Любой мигрант,  выехавший за пределы родины, дорог всем сорока родам кыргызов, поэтому в одной судьбе отражается умонастроение целого народа. Вот для чего нужно было назвать именами всех родов своих героев, фактически используя их как код кыргызского народа. О тематике романа. В романе есть два способа приёма в гражданство из рядов иммигрантов. В главе  «Россия не родила нас» это принуждение мигранта, что называется «через колено», в результате Деёлес становится инвалидом. Другой способ — мирно-добровольный, в глава «Стас». Он женится на Багыш с условием, что он  может убить, но и может любить. Религиозная тематика. Почти все ведущие религии мира: иудаизм, православие, католицизм, ислам, оказывается, заимствовали свои дидактические материалы из шумерской клинописи. Этот факт раскрывается, когда исследуются истоки тенгирианства.

Встреча в «Библио-Глобусе»

17 ноября прошла встреча писателей и читателей в Торговом Доме «Библио-Глобус» на Мясницкой. Поводом послужил выход книги «Нашествие мигрантов». Своими впечатлениями о романе поделились лауреат многих литературных премий, известный прозаик Евгений Попов, главный редактор издательства «Зебра Е», прозаик Владимир Вестерман, руководитель «Историко-литературного клуба», прозаик  Ольга Озерцова и др.

Роман «Нашествие мигрантов» ‑ это третья, заключительная часть трилогии о мигрантском движении в России. Инициатором встречи выступил «Историко-литературный клуб» торгового Дома «Библио-Глобус» в Москве.

Перед открытием
Перед открытием. Евгений Попов, Муса Мураталиев и Ольга Озерцова
Евгений Попов, Ольга Озерцова, Муса Мураталиев и Владимир Вестерман
Евгений Попов, Ольга Озерцова, Муса Мураталиев и Владимир Вестерман

Читать далее Встреча в «Библио-Глобусе»

Андрей Шарый беседует с Мусой Мураталиевым

Москва, обожествленное небо

data:text/mce-internal,

В московском издательстве «Зебра Е» вышел новый роман Мусы Мураталиева «Нашествие мигрантов», завершающий трилогию о жизни в России выходцев из Центральной Азии. Мураталиев, в прошлом – многолетний корреспондент в Москве киргизской службы Радио Свобода, пишет на русском языке и сочетает в своих книгах реалистический подход с мистическим.

Герои произведений Мураталиева увлекаются тенгрианством – исходящими от древних шумеров религиозными верованиями, в основе философии которых лежит поклонение небу и земле. В московской реальности, однако, большую помощь, чем поклонение мистическим идолам, как выяснил Мураталиев, мигрантам оказывают сердобольные русские люди – вроде управдома Марии Ивановны, нашедшей несчастным работу в обход трудового кодекса.

Муса Мураталиев печатается с начала 1970-х годов, он – автор дюжины книг, пишет романы, повести, рассказы. Трилогию о тенгри-мигрантах, помимо собственно романа «Нашествие мигрантов», составляют книги «Идол и Мария» и «Тоска по огню».

– Мне нужно было максимально сблизить своих героев с современным миром, потому и возникла «мигрантская» тематика, – рассказал в интервью Радио Свобода Муса Мураталиев. – Я в Москве за долгие годы жизни здесь много чего видел, да и сам я – отчасти трудовой мигрант, вот и написал уже три книги по этой проблематике. Мои герои – в основном так называемые понаехавшие, однако они живут в окружении коренных москвичей, генерала Панфилова, управдома Марии Ивановны, Щитогубова. Часто эти встречи и решают их судьбы, которые на родине, наверное, сложились бы совсем по-другому.

– Что это за типаж, по вашему мнению, – трудовой мигрант в Москве? Это униженный москвичами, низкой зарплатой, условиями жизни человек или просто свободный профессионал, который продает свой труд за деньги и чувствует себя ничуть не хуже окружающих?

– Было бы, конечно, прекрасно, если бы каждый человек просто продавал свой труд и за это получал достойные деньги. Наши современники хотят быть нужными, востребованными людьми. Но, к сожалению, обстоятельства меняются, и меняются круто. Нравы к лучшему не меняются. А герои мои – очень странные и очень разные люди. Среди них есть и интеллектуалы, есть и рабочие, есть люди, служащие Богу. Кто-то становится жертвой, кто-то находит свое место в жизни.

К сожалению, в большинстве своем они – неудачники, отчасти еще и потому, потому принадлежат ко второму, даже к третьему постсоветскому поколению. Первое поколение мигрантов – люди, вышедшие из советского двора, они хотя бы знали русский язык и московские обычаи. К ним и относились по-другому, их часто признавали за равных, в какой-то мере к ним относились сочувственно. А многие нынешние мигранты, мои герои, даже русского языка толком не знают. И общественная среда изменилась, возникло Движение против нелегальной миграции, националисты в России на подъеме… В конечном счете, многие возвращаются из Москвы ни с чем.

– На вашей странице в «Википедии» указано, что вы – советский, киргизский и российский писатель. У вас за плечами четыре десятилетия литературного творчества. Кем вы себя больше ощущаете – все-таки вы киргизский писатель или российский? Книги ваши написаны на русском языке, но вы пишете и по-киргизски.

– В последнее время я пишу на русском языке. Это не родной язык для меня, но ведь сейчас с помощью компьютера любую грамматическую ошибку можно найти. Конечно, редакторы и корректоры мне помогают. Русский язык для меня главный.

– В своих книгах вы много размышляете о древней религии тенгрианства. Откуда у вас этот интерес?

– Я все это видел своими глазами – мать моего отца, например, признавала тенгрианство. В Киргизии сейчас, конечно, исповедуется ислам, его либеральное толкование, но тенгрианство, обожествление неба, все-таки остается у нас в жизни как старое напоминание. Мои герои ведь страдают в Москве от ничегонеделания. Николай Бердяев не зря говорил, что, когда человек скучает, он приближается к Богу, у него появляется больше времени для того, чтобы познать своего Бога. Мои герои в ожидании работы постепенно приблизились к познанию своего Бога. Они вдруг увидели в кукле, которую странным образом нашли на родине в горах и взяли с собой в Россию в качестве талисмана, идола, духовный мистический символ. Эта кукла словно говорит человеческим языком, в какой-то мере управляет их мыслью. Поэтому они начинают верить в то, что слышат голос Тенгри. Тенгрианство – религия древних шумеров, это шумеры уподобили жизнь небу и земле. Вот и киргизы до сих пор это делают.

– Вы думаете, что трудовому мигранту легче выжить в современной Москве, если он верует в Тенгри?

– Легче, потому что тенгрианство, существовавшее на наших территориях до прихода Чингисхана, простым образом объясняет жизнь. Сам Чингисхан одно время был тенгрианцем, тюркоязычные народы, монголы свято верили когда-то в Тенгри. Если придерживаться этики этой религии, то получается, что тебе ничего не надо – нужны просто небо и земля. Самое главное – это простая духовная опора…

— Мои герои в ожидании работы постепенно приблизились к познанию своего Бога

– Вы закончили трилогию о мигрантах в Москве, о влиянии на них древней религии, верований неба и земли. Что сейчас у вас в чернильнице?

x
Муса Мураталиев и Чингиз Айтматов в киргизской делегации на VIII съезде Союза писателей СССР. 1986 год

Муса Мураталиев и Чингиз Айтматов в киргизской делегации на VIII съезде Союза писателей СССР. 1986 год

– Я недавно завершил роман «Поэт и писарь», из жизни советских писателей. Это уже не про мигрантов: о том, как писатели держались, как их советская власть «перевоспитывала», о том, на какие компромиссы они шли ради успеха и славы. Я ведь и сам в молодости был свидетелем этих процессов. Отчасти это книга о реальных людях, но главное – об обстановке в литературной среде в советские времена. Пока продолжаю поиски издателя, книга вызвала разные отклики среди тех, кому я дал ее прочитать. Некоторым она показалась скандальной, – рассказал Радио Свобода писатель Муса Мураталиев.

Фрагмент итогового выпуска программы «Время Свободы»

О презентации «Нашествия мигрантов» в Библио-Глобусе

Торговый Дом Библио-Глобус сообщает о проведении 17 ноября в 18.30 презентации книги «Нашествие мигрантов»

http://www.biblio-globus.ru/history.aspx?controlId=5&recordNo=8364