Архив рубрики: Литературная жизнь

Нечаянная радость

15 марта 2022 года я побывал на Советской Родине!

Ей было по-прежнему 70 лет, а мне исполнилось ровно 80 лет и один месяц.

В Малом зале ЦДЛ мы отмечаем эту круглую дату.

Я вижу перед глазами родную советскую действительность, по которой взрослые истосковались не на шутку.

Сегодня московская власть отменила масочный режим от COVID – 19.

Везде можно появляться без масок, и никто тебя укорять не будет.

И как ни парадоксально, говорят, если теперь появишься на улице с маской, то это считается маскировкой лица.

Народ тянется в зал вяло: десяток, потом ещё, словом, нам с Соней тревожно.

Сын привёл своих людей, мы –  своих родных и друзей.

Подтянулись земляки – аксакалы, писатели.

Соня говорит: давай, запустим Сокола. Тем более страницы повести читает сам Николай Пеньков, известный актер МХАТ СССР.

«Хваткий мой» Александр Чанцев как-то сравнивал с «Розой мира» Даниила Андреева.

– Никого за уши тащить не будем, – говорит Соня, поняв мои переживания. – Кто хочет, тот придёт. Не хочет – извините, арканом никого не затащишь.

– Люди нуждаются в духовной подпитке, я в этом верен, – говорю я.

– Твои понимания исходят из твоей деревеньки Джар-кашат, – отвечает Соня сходу. – Сегодня в реальном мире каждый сам решает, что ему делать.

Довод жены убедителен.

– Вот Владимир Жириновский лежит в реанимации, хотя укололся восемь раз от Ковида, – говорю я.

Жена притихает. Тогда я беру смартфон, чтобы поторопить приглашенных в клуб.

Связи нет. А кто поднимает трубку, отвечает неуверенным голосом, что приехать на Большую Никитскую, 53 не сможет.

Звоню Марклену Эриковичу, он обещал быть.

Телефон молчит.

На его странице в Telegram появляется пространный текст.

Читаю, но конца и края ему нет.  Сочинительством занялся что ли? Ответил бы, не смогу – срочную работу выгружаю, всё-такое, и хорош. Но нет. Это не советский интеллигент, работающий на людей, нет, он другой.

Прекращаю читать ненужный мне текст.

В зале собравшихся все ещё недостаточно.

Обстоятельства толкают меня с новой силой на обзвон приглашённых.

В глубине души загорается обида за себя, нагнетая меня всерьёз:

– Что за ерунда! – возмущаюсь я.

В зале люди слушают повесть о соколе в исполнении Николая Пенькова.

Соня ждёт не моего ответа, а заполнения зала.

Её взгляд говорит: поборись, ты  должен повлиять на отошедших от культуры невежд!

Руководство Клуба в лице Галины Ильиничны Максимовой и Наталии Алексеевны Познанской предоставило мне зал бесплатно по случаю юбилейной даты.

Я, укрепив свои мысли словами жены, берусь в очередной раз за телефон.

Начинаю набирать номера знаменитых людей, которым  вроде бы положено по долгу быть здесь.

Они культурно отказываются, ссылаясь на разные причины, кто на занятия в институте, кто на плохое самочувствие.

Вдруг вижу через стекло входной двери приближающегося в клуб Александра Чанцева!

Из моей головы тут же улетучиваются всякие мысли.

С радостью иду встречать человека, обладающего незаурядным талантом, интеллигента от Бога!

На  душе  становится спокойно. Все трудности дня забыты.

Как только мы вошли в зал, услышали аплодисменты. Оказалось, отрывок о Соколе закончился.

Оставив Александра Чанцева, присевшего на заднем ряду, направляюсь  в президиум к Соне и Татьяне Давыдовой, которая открывает вечер.

Мне предоставляется слово.

Я рассказываю о случаях из своей журналистской деятельности: о поездках к строителям Токтогульской ГЭС и работницам электролампового завода  в Майлуу-суу.

 

Традиционное надевание виновнику торжества национального головного убора выполняет Председатель группы аксакалов Москвы и Московской области Эртабылды мырза, а его супруга накидывает на плечи Сони платок.

 

Выступление киргизских писателей, живущих в Москве.

Общий снимок с гостями-аксакалами. С нами Кулуйпа айым, доктор филологический наук, профессор кафедры философии Российского химико-технологического университета имени Д.И.Менделеева, писатель Александр Чанцев и Советник посольства Кыргызской Республики Эрмек мырза .

Вместе с молодежью. У них особый шарм, с ними веселье, радость, смех!

Соня за роялем вместе с певицей  Александрой Сафоновой  исполняют «Vaga luna» Беллини и «Жаворонка» Глинки.

Наш гость Александр Чанцев.

Поздравление

ПОЗДРАВЛЯЕМ С 80-ЛЕТИЕМ МУСУ МУРАТАЛИЕВА!

2018-02-14-18-41-40_1174

 

https://www.facebook.com/mmurataliev/

Член Русского ПЕН-центра с 2011 года, киргизский писатель Муса Мураталиев прошёл тернистый путь. После окончания школы в г.. Нарыне ему пришлось пойти работать — для продолжения образования в семье не было средств. Работал в тех учреждениях, где предоставлялось общежитие. Спустя год Муса поступил на вечернее отделение  Киргизского государственного университета, а в 1965-м — в Литературный институт имени А. М. Горького, который успешно закончил в 1970 г.

В 1969 году журнал «Ала-Тоо» опубликовал его первый роман «Токой», который подвергся резкой критике по идейным соображениям. В том же году журнал «Литературный Киргизстан» опубликовал его новеллу «Или ты чужой?». С этого времени Муса начинает регулярно печататься в республиканских и центральных газетах и журналах.

В 1972 году он — собкор Агентства печати «Новости» по Киргизской ССР, а в  1974-м  Муса Мураталиев был принят в Союз писателей СССР и назначен на должность консультанта по киргизской литературе. С этого времени он постоянно живёт в Москве.

С 1997 по 2005 гг. преподавал на должности профессора в Высшем театральном училище им. М. С. Щепкина. С 1993 по 2011 год внештатно сотрудничал с радио «Свобода». В 1997 году становится членом Союз писателей Москвы.

В 1985 году немецкое издательство «Volk und Welt» выпустило сборник рассказов и повестей нового поколения советских писателей, куда вошла повесть Мусы Мураталиева «Хваткий мой» наряду с произведениями таких авторов, как В. МаканинВ. КрупинА. КимЛ. Петрушевская и другие.

В своё время некоторые его произведения терпели притеснения со стороны официальных властей. Роман «Майская кукушка» критиковался на январском (1987 года) пленуме ЦК КПСС, как «отступление от классовых позиций и принципов историзма».

Была попытка снять его с работы, помогла лишь твёрдая позиция известных писателей Ч. Айтматова, Р. Гамзатова, Я. Козлова и З. Кедриной. Долгое время после этого произведения М. Мураталиева не печатались. Только в 2011 году Мураталиев выпустил новую книгу, куда вошли два романа: «Идол и Мария» и «Сказитель Манаса». В них отражены перемены, произошедшие в бывшем советском обществе. Эта же тема продолжена в романах «Тоска по огню», «Гастарбайтер» и «Нашествие мигрантов», который критики назвали «бомбой замедленного действия».

От всей души желаем дорогому Мусе Мураталиеву крепкого здоровья и новых, таких же интересных и злободневных книг!

Көзү ачык жана ууру

Муса Мураталиев: Көзү ачык жана ууру
Возможно, это изображение (стоит, молния и природа)

Азыркыларга жомок

Күндөрдүн бир күнүндө кандын казынасы чабылат. Кан акылмандарын чакыртат. Алыс жашагандары ат минип, жакындагылары жөө келет. Келгендер саны кыркка жеткенде кан алардын алдына чыгып:

– Казынам тонолду! Алы келишинче алып, жешинче жеп кетти, – деп тепсеп турган килемди камчысы менен сабап иет.

Кандын оң көзү делчү Черик жер карап туралбай:

– Каным, бушаймандыгыңызды тең бөлүшөм, бирок ууру кармоого жокмун, – дейт.

Кандын оң көзү болууну самап жүргөн Кыпчак кепти улайт:

– Улуу каным, сиздин шул оор кайгыңыз менин оор кайгым! Бул жолу мен да тээк боло албайт окшодум.

Үчүнчү болуп кепти Бугу алат:

Читать далее Көзү ачык жана ууру

Искендер жана Асанкайгы

Сайт Олжобай Шакир опубликовал ещё одну мою сказку «Александр Македонский и Асанкайгы».

Возможно, это изображение (на открытом воздухе)

Дал ушул чыгарманы улуттук адабияттын зоболосун өстүрө турган автордук миф деп санайм. Биз элдик адабияттагы, элдик фольклордогу каармандарга экинчи өмүр тартуулай албай келебиз. Саналуу авторлордон Алыкул Осмонов, Шүкүрбек Бейшеналиев менен Кубатбек Жусубалиев Толубай сынчыны өз-өзүнчө көркөм туюнтмага айлантып келишти. А бу жерде Мусакенин авторлук мифи да кыргыз адабиятынын казынасын байытаар көркөм дөөлөттөрдүн бири.
Муса Мураталиев: Искендер жана Асанкайгы (шедевр)

Рецензия на книгу «Нашествие мигрантов»

Книжный интернет Лабиринт опубликовал рецензию Оксаны Мальцевой на мою книгу «Нашествие мигрантов».  Хотя она вышла 21 декабря 2020 года, прочитал её лишь теперь.
https://www.labirint.ru/reviews/all/6801753/

«С жанровой точки зрения «Нашествие мигрантов» Мусы Мураталиева представляет собой не до конца скристаллизованное явление — то ли роман, то ли повесть, то ли цикл новелл, скрепленный темой мигрантского землячества из вымышленного киргизского селения Чеч-Тюбе.
Сюжетный «узел» этого произведения то распадается, то вновь завязывается.
«Нашествие мигрантов» касается глобальной проблемы миграции, которая стоит перед выбором между верностью корням, родине и жизнью по принципу «где хлеб, там и родина», который становится основным для современного урбанизированного общечеловека с прагматическим складом мышления. Этот второй, космополитический, принцип совпадает с «кочевым», «номадическим» образом жизни мигрантов, которых неслучайно русские люди в «Нашествии мигрантов» несколько раз называют «кочевниками», и иногда говорится о новой волне «переселения народов», в результате которых многие уроженцы Востока покидают свои насиженные места и в поисках лучшей жизни устремляются на Запад. Конечно, с «русской перспективы» это воспринимается как угроза, вызывающая историософские ассоциации с темой Батыева нашествия на Русь.
В центре Савраски, деревни Псковской области, стоит огромный дуб, который удается обхватить четырем мигрантам, взявшимся за руки, с огромным выжженым дуплом, в котором поместится человек в полный рост. В связи с этим у Черика, «главного героя» (хотя есть ли в этой повести-романе «главный герой»?), возникают исторические реминисценции, связанные с нашествиями на эту землю (т.е. на русскую землю) и с Запада, и с Востока. Характерно, конечно, что дуб — символ оседлого, а не кочевого образа жизни, он стоит на месте.
В этой же деревне мигранты пытаются породниться с русскими, отдают деревенскому «самодуру», Стасу, «трофейную жену» киргизку Багыш, ссылаясь при этом на опыт эпического киргизского богатыря Манаса, который тоже имел «трофейных жен». Этот жест примирения киргизов очень трудный, учитывая, что Стас до того убил их единородца Бугу. (Бугу по-киргизски означает «олень», что имеет символическое значение, в христианстве олень это тотемное животное, вспомним хотя бы «Легенду о Юлиане Милостивом» Флобера).
Но еще перед этим неудавшимся браком мигрантам удается утихомирить разбушевавшегося Стаса под руководством своего муллы, насильно взяв с него «виру»).
Вообще-то от мигратов под руководством муллы можно было бы ожидать и более крутой расправы. Однако киргизы, в изображении Мураталиева, — это толерантные работящие люди, которые сталкиваются с оскорблениями и агрессией местных жителей.
(Кстати, дочитав до 178 стр., я с удовольствием поймала себя на мысли, что пока не заметила ни одного случая нецензурной лексики, несмотря на обилие криминальных сцен. Только подумала об этом, и сразу же столкнулась, в устах представителей закона — милиционеров, совершающих противозаконные действия по отношению к мигранту. Обращает внимание, что мигранты в повести не используют известных ругательных слов. Это ставит их эстетически на более высокую планку, несмотря на то, что в социальном отношении они относятся, безусловно, к «низу».
Подробнее: https://www.labirint.ru/reviews/goods/445012/

Официальный сайт