Акбар Мураталиев. Освобождение

Варвар огляделся. Шестнадцать трупов живописно разбросаны по полянке. И это еще не все. Из-за деревьев выскочили еще пятеро Падших и с верещанием бросились вперед. Рубящий слева наискось, обратным хватом справа налево, блок, колющий снизу вверх – свист, треск разрываемой плоти, крики боли. Трое валяются на земле со смертельными ранами, один продолжает орать от боли – в первый и последний раз увидел собственные кишки, один отскочил. Блок, резкий колющий выпад – широкое лезвие легко входит краснокожему гоблину повыше кадыка. Спустя секунду латный сапог с хрустом врезается несчастному в живот и тот, захлебываясь кровью, шлепается на землю. «Отлично, великолепно, замечательно» — скороговоркой пробасил здоровяк и присел на камень. Опять что-то было не так.

Сегодня с самого утра Варвара мучили странные сомнения и вопросы. Вещи, казавшиеся простыми и привычными, выглядели как-то чуждо. Ну для начала, у него началось жестокое дежа вю (тьфу ты, черт, и откуда только это словечко я узнал!) . Ему казалось, что Лагерь лучниц принимает его не в первый раз. Откуда-то всплывали имена торговца, кузнечихи, жрицы… И что самое обидное, что никто в Лагере не хотел его слушать! Одной подавай какой-то свиток (Инифуса, болван!), другой – молот ее ищи. Сколько он не пытался пофлиртовать с симпатичной начальницей наемных лучниц, она тупо глядела сквозь него и продолжала талдычить про Кровавую Ворону. Варрив, единственный разговорчивый (зато немногословный…) обитатель Лагеря, рассказывает что, дескать пришел ты с Севера, посланец от племен Варваров… Какие племена, какие варвары?! Ничего подобного не помню. Но, даже если я варвар, кто же эдак меня назвал-то?! OGuR – ничего глупее не слышал (скажи спасибо, что хоть так! А то бы тебя вообще не было.). Потом, если я варвар, то почему целиком закован в тяжеленные доспехи и в руках у меня вместо привычного для дикарей топора — меч и щит? Загадка.

Да, и небо. Оно такое темное и низкое, что порой хочется вобрать голову в плечи. Ветра нет вообще. Деревья так редки, что встреча с ними – праздник души. Чувствую себя частным извозчиком (таксистом?) собственной чугунной туши. Но это еще что, сегодня когда схватился с двумя обращенными девушками-пикинершами, одна из них изловчилась и ПРОТКНУЛА МЕНЯ НАСКВОЗЬ. Лезвие вышло из спины на три пальца (Наш пострел везде поспел – и врагов положить, и посчитать насколько у него из спины лезвие торчит!)   Я почувствовал боль, меня отбросило, но рана не образовалась! Я не потерял ни капли крови, мне просто стало хуже, словно от недостатка воздуха…

Но самое непонятное – этот голос. Во время битвы он то сердито шпарит что-то откуда-то сверху, либо рычит (Особенно если тебе готовят макинтош не по размеру). В городе, когда я продаю «честно награбленное» удовлетворенно бубнит и мурлыкает какие-то мелодии. Откуда он звучит?.. Наверное, с небес…

Еще раз тяжко вздохнув, Варвар поднялся и, сверившись с картой, пошел сквозь чащу. Вскоре он вышел на дорогу и пошел на запад вдоль невысокого каменного заборчика. Нехитрая кладка все бежала и бежала вперед, идеально прямо, никуда не сворачивая… Варвар остановился, пораженный одной мыслью: ЗАБОР. Прямо перед ним стоял забор. Посреди чистого поля. «Бред, это просто бред какой-то… Это не-воз-мож-но.» — пробормотал дикарь. За забором лежала настоящая, первозданная чаща, оттуда веял легкий сырой ветерок, принося запахи леса. Где-то там, в глубине, куковала кукушка. Варвар, повинуясь внутреннему порыву, положил руку на забор. Холод древнего камня пронизал его, человек почувствовал невероятную по силе ненависть хранителя границ. Мир не хотел выпускать его. Спустя мгновение со стороны спины раздался оглушительный разноголосый рев, Варвар обернулся: позади него раскрывались жерла красных порталов, из них валили толпы демонов преисподней – рыцарей тьмы, барлогов, урдаров. Ловушка захлопнулась. Не медля ни секунды, Варвар рывком перебросил свое тело через забор и сломя голову бросился через лес.

«Да-да, сейчас закончу! Я знаю, что одиннадцать часов и завтра семинар по органике! Что за…» — глаза расширяются, челюсть грозит обрушиться на клавиатуру. Посреди зеленого фона Blood Moor сиротливо болтается курсор. «Какого черта… Где мой герой?!» — правым указательным по Esc, Save&Exit, Single,… Под надписью «Sir OGuR, 33 level», вполне довольное собой, пустое место. Рефлекторный клик. Загрузка.

«Где это я?» — в попытках хоть что-нибудь вспомнить, встаю с настила, выхожу из шатра (!) на свежий воздух. Навстречу идет среднего роста смуглолицый человек, одет в синюю куртку на восточный манер, на голове шлем. «Приветствую тебя, храбрый воин. Я водитель караванов, Варрив»…